Святитель Спиридон Тримифунтский

Чудеса по молитве святому Спиридону Тримифунтскому

Святитель Спиридон Тримифунтский

Святитель Спиридон Тримифунтский

Святитель Спиридон Тримифутский- один из самых любимых народом святых. По множествам свидетельств, святитель Спиридон являет чудесную помощь по молитве о самых бытовых вещах — о работе, поступлении или проблемах с жильем. На Корфу рассказывают, что когда на мощах святителя Спиридона меняют облачение, тапочки на ногах оказываются стоптанными — это словно знак того, что святитель Спиридон и по смерти ходит по земле, помогая всем скорбящим и молящимся Богу о помощи.

Святитель Спиридон родился в 3 веке на Кипре, был пастухом, а после смерти жены был избран епископом Тримифунта. В 325 году он принимал участие в  I Вселенском Соборе, где обличил ересь ариан и показал наглядное доказательство Единства во Святой Троице. Он взял в руки кирпич и стиснул его: мгновенно вышел из него вверх огонь, вода потекла вниз, а глина осталась в руках чудотворца. «Се три стихии, а плинфа (кирпич) одна, — сказал тогда святитель Спиридон, —так и в Пресвятой Троице — Три Лица, а Божество Едино».

25 декабря — память святителя Спиридона Тримифунтского. Господь открыл святителю приближение его кончины. Последние слова святого было о любви к Богу и ближним. Около 348 года во время молитвы святитель Спиридон преставился ко Господу.По сей день святитель не оставляет  просящих у него помощи.

Читать полностью »

Слово в день памяти Святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца


Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Слово в день памяти Святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворцаДорогие братия и сестры, когда Господь проповедовал на земле слово Божие, то Его окружали и теснили тысячи людей. Ближе всего к Нему теснились ученики Его; были и другие, жаждущие послушать святую проповедь, были и те, кто пришел с тайной надеждой обрести исцеление от многоразличных своих недугов. Словом, скорбь человеческая рекой стремилась к стопам Милосердного Учителя. И Он, по совершении исцелений, став на ровном месте и отверзши уста Свои, произнес на все времена неизменные Божественные заповеди: Блаженны нищие духом, ибо ваше есть Царствие Божие. Блаженны алчущие ныне, ибо насытитесь. Блаженны плачущие ныне, ибо воссмеетесь. Блаженны вы, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас, и будут поносить, и пронесут имя ваше, как бесчестное, за Сына Человеческого. Возрадуйтесь в тот день и возвеселитесь, ибо велика вам награда на небесах (Лк. 6, 20-23).

Откликнулось человечество на эти святые призывы своего Спасителя? Да, откликнулось — в лице Апостолов, святителей, мучеников, преподобных и всех истинных последователей Христовых. Смиренные сердца их приняли Его заветы и принесли богатые и обильные плоды. Смирение стало корнем, из которого произрастают прочие плоды святой веры. Смирение вознесло людей, низвело на них многоразличные дары благодати и прославило их в Царствии Небесном. Вот в числе таких смиренных и кротких делателей и подвижников добродетели и является чествуемый ныне Церковью Святитель Христов Николай, великий угодник Божий, который, услышав о Христе и о Его спасительном учении, пошел неуклонно и верно за Ним, в точности исполняя евангельские заповеди и во всем стараясь подражать своему Владыке.

Читать полностью »

Житие св. апостола Андрея Первозванного

В житии святого апостола Андрея Первозванного упоминается, что Андрей и его брат Симон (будущий св. Пётр) были галилейскими рыбарями, родившимися и росшими в Вифсаиде (городе на берегу Генисаретского озера), в семье еврея Ионы (В Евангелии от Иоанна (1:42) Иисус говорит будущему св. Петру: «ты — Симон, сын Ионин; ты наречёшься Кифа, что значит: „камень“ (Пётр)»).

Эта северная часть Святой Земли отличалась плодородием и живописностью, а жители ее — добродушием и гостеприимством. Галилеяне легко уживались с греками, во множестве населявшими их страну, многие говорили по-гречески и даже носили греческие имена. Имя Андрей — греческое и в переводе значит «мужественный».

Повзрослев, братья перебрались в Капернаум, где обзавелись собственным домом и продолжали заниматься рыбной ловлей.

Ещё в юности Андрей решил посвятить себя служению Богу. Сохраняя целомудрие, он отказался вступить вбрак. Услышав о том, что на реке Иордан Иоанн Предтеча проповедует о приходе Мессии и призывает кпокаянию, Андрей оставил всё и отправился к нему. Скоро юноша стал ближайшим учеником Иоанна Крестителя.

Евангелисты Матфей и Иоанн по-разному описывают встречу Андрея с Иисусом. В Евангелии от Иоанна говорится о том, что Андрей впервые увидел Спасителя, когда святой Предтеча указал на идущего Иисуса Христа и произнёс: «Вот Агнец Божий». Услышав это, Андрей вместе с другим учеником Предтечи, имя которого евангелист не приводит, оставил Крестителя и последовал за Христом. Потом Андрей нашёл своего брата Симона Петра и тоже привёл его к Иисусу (Согласно Евангелию от Иоанна (1:41), именно от Андрея св. Пётр впервые узнал о том, что нашли Мессию (Христа)).

Матфей же повествует о том, как Спаситель встретил Андрея и его брата Симона Петра на берегу Генисаретского озера, где братья ловили рыбу, забрасывая сети в воду. Иисус обратился к ним со словами: «Идите за мною, и Я сделаю вас ловцами человеков». И они последовали за ним, оставив свои сети.

Писание доносит до нас весьма скудные сведения об апостоле Андрее, но его жизнеописание говорит само за себя. В Евангелии от Иоанна сказано о том, что во время чуда умножения хлебов Андрей указал на мальчика, имевшего «пять хлебов ячменных и две рыбки» (Ин. 6:8—9). Он же показал Спасителя язычникам, пришедшим в Иерусалим для поклонения истинному Богу (Ин. 12:20—22). По свидетельству евангелиста Марка, святой Андрей был одним из четырёх учеников Иисуса, которым Он на горе Елеонской открыл судьбы мира (Мк. 13:3).

Икона святого апостола Андрея Первозванного (фрагмент),  иконописец Юрий Кузнецов

Икона святого апостола Андрея Первозванного (фрагмент), иконописец Юрий Кузнецов

Святой Андрей назван Первозванным, потому что был призван первым из апостолов и учеников Иисуса Христа. До последнего дня земного пути Спасителя следовал за ним его Первозванный апостол. После крестной гибели Господа святой Андрей стал свидетелем Воскресения и Вознесения Христова. В день Пятидесятницы (то есть через пятьдесят дней после Воскресения Иисуса) в Иерусалиме произошло чудо сошествия Святого Духа в виде огненных языков на апостолов. Так, вдохновляемые Духом Божиим, апостолы получили дар исцелять, пророчествовать и способность говорить на разных наречиях о великих делах Господа.

Двенадцать учеников Иисуса разделили между собой страны, куда они должны были нести евангельскую проповедь, обращая язычников ко Христу. Святому Андрею выпали по жребию обширные земли Вифинии и Пропонтиды с городами Халкидон и Византия, также земли Фракии и Македонии, простирающиеся до Чёрного моря и Дуная, кроме того, земли Скифии и Фессалии, Эллады и Ахайи, города Аминс, Трапезунд, Ираклия и Амастрида.

Святой Андрей прошёл эти города и страны, неся язычникам евангельскую проповедь. Почти всюду, где оказывался апостол, власти встречали его жестокими гонениями, он претерпевал множество скорбей и страданий. Пройдя через Босфорское царство, Апостол Андрей предпринял морское путешествие во фракийский город Византию, где первым проповедовал учение Спасителя и основал Церковь — будущий центр восточного христианства.

Читать полностью »

СВЯТОЙ ПРОРОК БОЖИЙ ИЛИЯ

Житие Пророка Божия Илии


СВЯТОЙ ПРОРОК БОЖИЙ ИЛИЯ

СВЯТОЙ ПРОРОК БОЖИЙ ИЛИЯ

Святой пророк Божий Илия принадлежит к числу наиболее прославленных Богом мужей благочестия ветхозаветной Церкви. Его служение в Израиле происходило за восемь с половиной столетий до Рождества Христова. Родился он в Фесфии Галаадской, в колене Левиином и, по церковному преданию, на которое ссылается святитель Епифаний Кипрский, отец новорожденного видел Ангелов Божиих, пеленавших младенца огнем и влагавших в уста его пламень. Во времена распространения крайнего нечестия в Израиле при царе Ахаве «восстал Илия пророк как огонь, и слово его горело как светильник» (Сир. 48, 1). Пророк мужественно и с великой ревностью противостоит культу Ваала, начало распространению которого было положено вскоре после смерти царя Соломона, когда его царство разделялось на Израиль и Иудею. Цари Израиля, боявшиеся утратить власть, стремились оторвать свой народ от Иерусалимского храма. Такое отделение вело к забвению израильтянами Единого Бога и замене Его языческими богами.

Читать полностью »

Долг и правда

Долг и правда: жизнь и мученическая кончина великого князя Сергия Александровича (1857–1905)

Долг и правда: жизнь и мученическая кончина великого князя Сергия Александровича (1857–1905)Пятый сын царя Александра Николаевича и царицы Марии Александровны родился 29 апреля 1857 г. В дневнике фрейлины двора Анны Феодоровны Тютчевой 30 апреля была сделана запись: «У императрицы вчера, 29 апреля, родился сын – маленький великий князь Сергей Александрович»[1]. В день своего рождения он был зачислен в лейб-гвардии Преображенский полк.

Ровно через месяц, в день Пресвятой Троицы, 29 мая совершилось таинство крещения. «Государь направился в церковь в сопровождении великих князей… Наследник[2] был восприемником от крещения своего маленького брата и с большим достоинством и умением выполнил роль крестного отца. Восприемницей была Великая княгиня Екатерина Михайловна»[3].

Воспитание младенца было поручено А.Ф. Тютчевой. Приобщенная с детства к высоким традициям нашей отечественной культуры, она стремилась передать это и своему воспитаннику. Будучи женой Ивана Сергеевича Аксакова, она разделяла его православно-патриотические взгляды. Ее благотворное влияние на Великого Князя. Сергия в самый ранний и очень ответственный период формирования личности несомненно. Биограф его отмечает: «Глубоко убежденная, широко просвещенная, обладавшая огненным словом, она рано научила любить свою родину, русскую землю, православную веру и церковь, самодержавную историческую истину, создавшую Всероссийскую империю. По словам ее, она не скрывала от царских детей, что они не свободны от терний жизни, от скорбей и горя, неизбежных спутников человеческой судьбы и должны готовиться к мужественной их встрече. Она просветляла его миросозерцание, закаляла характер и направляла его сердце к любви родной истории. Великий князь впоследствии не раз посещал свою воспитательницу и несказанно благодарил за те добрые спасительные семена, кои она посеяла в его душе в юные детские годы»[4].

Когда ему исполнилось семь лет, и он вступил в отрочество, Государь назначил 29 апреля 1864 г. воспитателем своего сына капитан-лейтенанта Дмитрия Сергеевича Арсеньева. Новый воспитатель искренне полюбил послушного, нравственно чуткого и весьма одаренного мальчика. «Первые дни жизни при Сергии Александровиче были мне очень отрадны, – вспоминая позже Д.С. Арсеньев, – он молился при мне еще в это время вслух и молился всегда очень усердно и внимательно»[5]. Многолетнее общение со своим воспитанником еще больше расположило к нему наставника. «Я убедился, что Сергий Александрович был доброе, чрезвычайно сердечное и симпатичное дитя, нежно привязанное к родителям и особенно к матери, которую он всегда обожал, к своей сестре и младшему брату; он очень много и интересно играл и, благодаря своему живому воображению, игры его были умные, и мне легко и даже приятно было принимать в них живое участие… Я к нему привязался всей душой»[6].

Опасение за состояние легких отрока Сергия побудило родителей его по совету врачей зимой 1865 г. отправить его в Москву. Жил он вначале в Нескучном дворце, а затем в Кремле. Решение это было одобрено святителем Филаретом, митрополитом Московским. 3 ноября 1865 г. он писал Государю: «Да будет мне полезно обратить слово к Вашему родительскому сердцу. Не раз приятно беседовал я с Великим Князем Сергием Александровичем и радостно усмотрел, что пребывание в Московском воздухе благоприятно для его здоровья»[7].

Читать полностью »

Святые Кирилл и Мефодий: творцы славянской письменности

Святые Кирилл и МефодийДень памяти Свв. Равноапостольных Кирилла и Мефодия — день славянской письменности. В этом празднике соединяются две причины почитания солунских братьев. С одной стороны, их почитают как святых людей, с другой — отдают дань уважения как выдающимся филологам. И вторая причина сегодня несколько затмевает первую.

Работа, которую проделали братья, действительно была уникальной. Помимо создания азбуки группа византийских миссионеров (которые трудились под руководством Св. Кирилла) была вынуждена сформировать для славян «книжный» язык, поскольку в славянском языке просто не существовало множества необходимых для перевода слов.

Как стало возможным, что немногим людям удалось преобразить неразвитый славянский язык, обогатить его понятийным богатством греческого и создать подходящий алфавит? Свв. Братьям с детства была предуготована особая миссия.

Маленьким мальчиком Константин (Кирилл) увидел сон, в котором в качестве «подруги жизни и помощницы» избрал не обычную девушку, а Софию -Премудрость.

Известен случай, когда в Солуне Константин, стоя на коленях, умолял странствующего учителя грамматики научить его грамматическому искусству, но учитель отказался. Но мальчику так хотелось овладеть знаниями, что он стал горячо молиться об исполнении его желания, и вскоре царский опекун Логофет, узнав о прилежании Константина, вызвал его в столицу империи — Царьград, и дал возможность получить образование.

Читать полностью »

ЖИТИЕ МАРИИ ЕГИПЕТСКОЙ

ЖИТИЕ МАРИИ ЕГИПЕТСКОЙ«Тайну цареву следует хранить, а дела Божии возвещать — это славы достойно». Вот так сказал ангел Товиту после славного прозрения ослепших очей его. Не хранить тайн царевых — пагубно и коварно, а умалчивать о преславных делах Божьих — значит беду приносить душе. Поэтому и я боюсь умолчать о делах Божьих, помня о муках раба того, который получил от господина талант и в землю его зарыл, а дохода от него не получил. Святой рассказ этот слышал я и никак не могу его скрыть. И пусть никто из вас не станет мне не верить, услышав написанное здесь, не подумает, что я возгордился словами этими, поражаясь чуду этому великому. Не стану же я лгать о святых. Если же найдутся такие, кто прочтет эти книги и, возвышенным словам их удивляясь, не захочет им поверить, то пусть смилуется над такими Господь: таковые ведь, думая, что немощен человек, неправдоподобным считают то, что говорим мы о людях. Но уже пора мне начать повествование о вещи предивной, случившейся во времена наши.

Был старец в одном из палестинских монастырей, житием своим и речами украшен и с самого раннего возраста — монашескими обычаями и деяниями и священным саном облечен. Зосимой именовался тот старец. И пусть не подумает кто-либо, что то был Зосима-еретик: этот Зосима был правоверный, всякий пост соблюдал и благие дела творил, и все заповеданное хранил. Никогда не отступал от того, чему учили святые слова, и вставая и ложась, занимаясь каким-либо делом, и пищу вкушая, если можно назвать пищей то, чем он питался, одно лишь дело творил не умолкая — постоянно пел псалмы.

С младенческих лет отдан он был в монастырь и 50 лет пробыл в нем. Вот так живя в монастыре, помыслил он, говоря сам себе: «Есть ли монах на свете, могущий явить мне образец жития, которого я не достиг? Может ли муж отыскаться в пустыне лучше меня?» И когда размышлял так старец, предстал перед ним ангел Господень и сказал ему: «О Зосима! Велико подвижничество твое среди людей, но никто же не совершенен. Так узнай же, сколько есть иных способов спасения. Выйди из земли этой, как Авраам из дома отца своего, и пойди в монастырь, расположенный на Иордане».

Читать полностью »

Святые 40 мучеников Севастийских — день памяти 22.03 н.ст. (09.03 ст.ст.)

Святые 40 мучеников СевастийскихСвятые 40 мучеников Севастийских. «В царство Лициния нечестивого» — так начинается житие 40 мучеников, в Севастийском озере мучившихся. Лициний (Ликиний) (308—324) — зять и соправитель императора Константина I Великого (306—337), вместе с ним подписавший эдикт 313 года о свободе исповедания христианской веры. Но если императора Константина отличали государственная мудрость и благочестие, то для лицемерного и коварного Лициния это был вынужденный политическими обстоятельствами шаг. И после эдикта 313 года гонения на христиан в подвластных Лицинию областях продолжались.

В описываемое время (ок. 320) в городе Севастии (Малая Армения, в то время римская провинция) стояло римское войско во главе с военачальником Агриколаем, ревностным язычником. Перед военными действиями и в языческие праздники совершались тогда ритуальные жертвоприношения (после эдикта 313 года соблюдение этого ритуала целиком зависело от военачальника). В войске Агриколая находились 40 воинов-христиан, родом из Каппадокии (область, входившая в состав Византийской империи, ныне на территории Турции), отличившихся в боях мужеством и стойкостью. Из них трое: Кирион, Кандид и Домн были знатоками Священного Писания. Этих-то 40 человек решил Агриколай принудить принести жертвы языческим идолам.

Читать полностью »

СВЯТАЯ МУЧЕНИЦА ТАТИАНА

ЖИТИЕ

СВЯТАЯ МУЧЕНИЦА ТАТИАНА

Татиана родилась в древнем Риме от знатных родителей. Отец ее, трижды бывший консулом, был тайным христианином и отличался богобоязненностью. Свою дочь, святую Татиану, он воспитал в благочестии и страхе Божием и научил ее Божественному Писанию. Когда святая Татиана достигла совершеннолетнего возраста, она решила проводить жизнь свою и девстве и в целоломудрии, невестой была она Христу; пламенея к Нему любовью, она Ему Единому служила день и ночь, молитвою и постом умерщвляя плоть свою н порабощая ее духу. За свою добродетельную жизнь она сподобилась послужить Церкви: она была поставлена, диакониссой и, подобно бестелесным ангелам, служила Богу во плоти. И Христос Бог венчал невесту Свою мученическим венцом. Она пострадала следующим образом.

Когда был убит своими же римлянами нечестивый царь Антоний Гелиогабал, и тело его, влекомое по граду с поруганием, было брошено в реку Тибр, на царский престол возвели Александра, юного шестнадцатилетнего отрока. Его матерью была христианка по имени Маммея; от нее он научился почитать Христа, но несогласно с верою Христовою, ибо в то же время он продолжал служить идолам и поклонялся им, как древним богам римским. В его дворце находились изображения Христа и почитаемого язычниками Аполлона, ветхозаветного Авраама и языческого Орфея и многих других. Сам Александр как сын христианки не преследовал христиан, но наместники его, правители областей и консулы, сильно притесняли их. Так как Александр был слишком молод, то управление государством поручили некоторым из членов совета; главным среди них был городской епарх Ульпиан, жестокий нравом и великий враг христиан. Эти советники от имени царя управляли всем. Они-то и разослали повсюду повеление, чтобы галилеян (так называли христиан) всюду понуждать поклоняться римским богам, угрожая им в случае неповиновения лютыми мучениями и даже смертью. Наблюдать же за тем, исполняется ли христианами это повеление, были избраны следующие лютейшие враги христниан и верные слуги дьявола: комит Виталий, кувикулярий Васс, доместик Кай.Тогда и в Риме, и во всех областях римского государства полилась кровь христиан, подобно воде. Их не щадили — подвергали мучениям и предавали смерти.

В то время и святая дева Татиана была схвачена язычниками и приведена в храм Аполлона. Ее хотели принудить поклониться этому идолу. Она же поклонилась истинному Богу, и вдруг произошло землетрясение: идол Аполлона упал и разбился на части, обрушилась также часть храма и придавила многих язычников и жрецов. Дьявол, обитавший и идоле, с громким криком и рыданием бежал от того места, причем все слышали вопль его и видели тень, пронесшуюся по воздуху.

Тогда нечестивые повлекли святую деву на суд и мучения. Сначала они стали бить ее по лицу и терзать очи ее железными крючьями. Вскоре сами мучители изнемогли, ибо тело Христовой страдалицы для наносивших ей раны было твердо, как бы наковальня, и больше приняли муки сами мучители, чем святая мученица. И ангелы невидимо стояли около святой и наносили удары тем, кто мучил святую Татиану, так что мучители взывали к беззаконному судье и просили его, чтобы он приказал прекратить мучения, они говорили, что они сами больше страдают, чем сия святая и невинная дева. Татиана же, мужественно претерпевая страдания, молилась за своих мучителей и просила Господа, чтобы Он отверз им свет истины. И молитва ее была услышана. Небесный свет озарил мучителей, и духовные очи их отверзлись. Они увидели четырех ангелов, окружавших святую, услышали глас с небес, бывший к святой деве, и пали пред нею на землю и стали молить ее:
«Прости нас, служительница истинного Бога, прости, ибо не по нашей воле мы причиняли тебе мучения».
Все они (их было восемь человек) уверовали во Христа и восприняли крещение в своей собственной крови, ибо их за исповедание Христа жестоко мучили и, наконец, усекли им главы.

На другой день неправедный судья, воссев на судилище, опять приказал привести на мучение святую Татиану. Она же предстала пред своим мучителем совершенно здравой. Лицо ее было спокойно и радостно. Судья стал убеждать святую деву, чтобы она принесла жертву идолам, но старания его оставались тщетными. Тогда он приказал обнажить святую и бритвами резать ее. Девственное тело ее было бело, как снег, и когда стали резать его, то из ран, вместо крови, истекало молоко, причем распространилось великое благоухание, как бы от сосуда с ароматами. Святая же, воззрев на небо, молилась во время этих мучений. Затем ее крестообразно распростерли на земле и долгое время били жезлами, так что мучители изнемогали и часто сменялись. Ибо, как и прежде, ангелы Божии невидимо стояли около святой и наносили раны тем, кто причинял удары святой мученице. Слуги мучителя изнемогали, заявляя, что им кто-то наносит удары железными палками. Наконец, девять из них умерло, пораженные ангельской десницей, а остальные упали на землю еле живыми. Святая же обличала судью и его служителей и говорила, что боги их — бездушные идолы.

Так как уже приближался вечер, то святую ввергли в темницу. Здесь она провела всю ночь, молясь Господу и воспевая Ему хвалы. Небесный свет озарил ее, и ангелы Божии славословили вместе с ней. Утром ее снова привели на суд. Увидев святую мученицу вполне здоровой, с лицом еще более прекрасным, чем прежде, все были изумлены. Сначала ее стали ласково и льстиво уговаривать, чтобы она принесла жертву великой богине их — Диане. Святая дева сделала вид, что согласна последовать их совету. Ее повели в храм Дианы. Бес, обитавший в идоле Дианы, почувствовал приближение святой девы и стал громогласно взывать:
«Горе мне, горе мне! Куда бежать мне от Твоего Духа, Боже Небесный, ибо огонь, возгорающийся со всех углов сего храма, гонит меня?»
Святая, приблизившись к храму, ознаменовала себя крестным знамением и, возведя свои очи к небу, стала молиться. Вдруг раздался страшный удар грома и заблистала молния: огонь, упавший с неба, попалил храм с идолом, жертвы, жрецов; множество из неверующих, опаленные молнией, замертво упали на землю. Тогда повели святую Татиану в претор, подвесили ее там и терзали железными крючьями и даже вырвали ей сосцы. После этого святую заключили в темницу, и снова светозарные Ангелы небесные явились к святой страстотерпице, совершенно исцелили ее от ран и восхваляли ее мужественное страдание.

На утро святую Татиану привели в цирк и выпустили на нее страшного льва, чтобы он растерзал святую. Но свирепое животное не коснулось святой. Лев ласкался к ней и покорно лизал ей ноги. Когда же льва хотели было увести обратно из театра в клетку, он внезапно устремился на одного знатного сановника, по имени Евмения, и растерзал его.

Святую Татиану снова повесили и снова начали строгать ее тело, но снова Ангелы невидимо наносили удары ее мучителям, и те падали мертвыми. Тогда святую ввергли в огонь, но и огонь не вредил ей: сила огненного пламени стихала, как бы почитая рабу Христову. Нечестивцы же все эти явные знамения приписывали не силе Христовой, а волхвованию; они остригли ей волосы, надеясь, что ее чары будут менее действенны. Они думали, что в волосах своих святая имеет некоторую волшебную силу, так что ничем нельзя повредить ей. Посему они остригли ей волосы и заключили ее в храм Зевса. Безбожные думали, что святая  не сможет более повредить их божеству, потому что с потерей волос она лишилась и силы волхвования.

Два дня провела святая заключенной в этом храме. Небесный свет, который всегда ее осиял, разливался и в храме, и Ангелы ободряли и утешали ее. На третий день пришли жрецы с народом, чтобы принести жертву своему богу Зевсу. Отворив храм, они увидели, что идол их упал и разбился, а святая Татиана пребывала в радости, славя Господа Бога. Тогда ее привели в судилище. Судья, не зная, что еще сделать с ней, изрек ей смертный приговор, и святая Татиана была усечена мечом. Вместе с ней казнили отца ее, ибо узнали, что и он христианин. Сначала мучители лишили его почетного звания, отняли у него все его имение. Осужденный на смерть, он умер от меча вместе со своей дочерью за имя Христово. Оба они сподобились от Господа получить венцы мученические от Христа Бога, Ему же слава во веки. Аминь.

ЖИТИЕ СВЯТИТЕЛЯ ТИХОНА ЗАДОНСКОГО

ЖИТИЕ СВЯТИТЕЛЯ ТИХОНА ЗАДОНСКОГО

26 (13) августа — преставление (1783) и второе обретение мощей (1991) святителя Тихона, епископа Воронежского, Задонского чудотворца

Один из великих святых Русской Православной Церкви, святитель Тихон Задонский, являет собой удивительное сочетание двух величайших образов древности, двух святых Иоаннов — св. Иоанна Златоуста и св. Иоанна Лествичника. Два подвига совершаются в его житии: подвиг архипастырского наставления в громоподобных проповедях и подвиг в тиши келейной родившегося богомудрого поучения, которое душу заблудшую возводит по лестнице духовного совершенствования и приносит на трапезу Господа. Голос его, с архипастырской кафедры обличающий и бичующий недостатки современников, крепнет в тиши келии Задонского монастыря и звучит уже для народов всех времен. Архипастырь сложил с себя тяжелый епископский омофор, чтобы поднять на свои плечи вместо административных трудов труды по спасению многих человеческих душ. Много пережил и перестрадал святитель, сомневаясь, какой подвиг выше и нужнее для него. Позже ему уже прояснилось, что требовал от него Господь, и свои колебания он стал считать искушением.
Святый Тихон родился в 1724 году в селе Короцке Новгородской губернии, в семье дьячка сельского храма. Вскоре после его рождения умер отец, и матери, оставшейся одной с тремя детьми, было очень трудно прокормить семью. Святый Тихон, в миру получивший имя Тимофей, был меньшим из трех братьев, и бедная мать, не имея возможности прокормить всех детей, решилась расстаться с ним, отдав его богатому, но бездетному ямщику, который, полюбив мальчика, хотел воспитать его как сына и оставить ему все свое имущество. Старший брат Тимофея был в это время в отлучке, но, возвратясь домой и узнав о намерении матери, он на коленях стал умолять ее не отдавать брата ямщику. “Я лучше с сумой пойду, — говорил бедный сельский причетчик, — но постараюсь обучить Тиму грамоте. Тогда он может получит место дьяка или пономаря, а отдадите его ямщику, ямщиком и будет”.
Мать послушалась старшего сына и оставила мальчика дома, однако бедность их была столь велика, что маленькому Тимофею не раз приходилось из-за куска хлеба целый день боронить пашню у соседа. В 1735 году вышел указ императрицы Анны Иоанновны, предписывавший забирать в солдаты всех недоучившихся детей представителей духовного сословия. Это побудило родных отдать Тимофея в Новгородское духовное училище. Повезла его мать, уже больная, да вскоре в Новгороде же и скончалась. Остался Тимофей круглым сиротой. Нелегко было ему; казенной стипендии не досталось, а брат, псаломщик в Новгороде, хоть и помогал по мере сил, однако этой помощи было недостаточно. Приходилось, как и в раннем детстве, ходить на поденную работу — копать гряды у огородников в свободное от занятий время.
В 1740 году была основана семинария при монастыре во имя святого Антония Римлянина и выписаны учителя из Киева. В число избранных 200 учеников попал и Тимофей. Здесь он был записан под фамилией Соколовского. Все свободное время он просиживал за книжками. Святитель вспоминал, как, случалось, продавал он половину своей дневной порции хлеба, чтобы на вырученные гроши купить свечу и читать где-нибудь в укромном уголке за печкой, пока товарищи шумели, резвились и нередко насмехались над ним.
За прекрасные успехи, еще не кончив курса, Тимофей получил место учителя греческого языка, а когда окончил, стал преподавать риторику. Теперь появилась возможность не только самому встать на ноги, но и помогать бедным родственникам. Сестра его овдовела и по крайней бедности ходила в Валдай мыть полы. Он взял ее к себе в Новгород. Но жениться и получить место священника Тимофей не пожелал, как ни уговаривали его родные. Позже он рассказывал, что два случая особенно повернули его ум и волю. Однажды, стоя на монастырской колокольне, тронул он перила, и они рухнули с большой высоты, так что он еле успел откинуться назад. Пережитая опасность дала ему яркое ощущение близости смерти и тленности всего сиюминутного.
В другой раз чувство близости Бога он пережил как-то ночью. По ночам он часто бодрствовал, читая и размышляя о божественном. Так было и в этот раз. Вышел немного освежиться на крыльцо. «Вдруг разверзлись небеса, — рассказывал он, — и увидел я такой свет, что бренным языком сказать и умом объять нельзя. Это было на короткое время, и небеса встали в своем виде. От этого чудного видения я возымел более горячее желание уединенной жизни. Долго и после того чудного явления чувствовал и восхищался я умом и поныне лишь вспомню, ощущаю в сердце веселие и радость…»
10 апреля 1758 года совершилось пострижение Тимофея Савельевича. В иночестве он был наречен Тихоном. Вскоре последовало посвящение во иеродиакона, затем иеромонаха и назначение префектом семинарии и преподавателем философии. Но на этой должности молодой иеромонах пробыл недолго. В августе следующего, 1759 года по указу Святейшего Синода он был отозван в распоряжение преосвященного Афанасия, епископа Тверского, который назначил его архимандритом Жолтикова монастыря и ректором Тверской семинарии. Но он, однако, только и мечтал о том, чтобы удалиться в пустынный монастырь близ Твери и выстроить себе келью в роще. Этим мечтам сбыться было не суждено. В день Святой Пасхи Санкт-Петербургский митрополит Димитрий (Сеченов) и епископ Смоленский Епифаний метали жребий о епископе, и 3 раза подряд вынулся жребий молодого архимандрита Тихона.
13 мая 1761 года в Петропавловском соборе совершилась его хиротония и он наречен был епископом Кексгольм-ским и Ладожским, викарием Новгородской епархии. Для жительства новому епископу был назначен Хутынский монастырь под Новгородом. Торжественным колокольным звоном встречали новгородцы молодого архипастыря, бывшего своего воспитанника. Некоторым товарищам по школе, подходившим под благословение, Владыка с доброю улыбкою напомнил их выходки и, когда они, смутившись, просили прощения, он успокоил их. Встретила Владыку смиренно родная сестра со слезами радости. Брат обласкал ее и не раз посылал за ней лошадей. Когда она вскоре скончалась, он трогательно, со слезами, сам совершил отпевание.
В августе 1762 года Святейший Синод выехал в Моск-ву на коронацию и вызвал епископа Тихона для председательствования в Санкт-Петербурге. В это время скончался Воронежский епископ Иоанникий и преосвященный Тихон 3 февраля 1763 года был определен на освободившуюся кафедру. В конце апреля он отправился к своей пастве. Воронежская епархия была весьма непростой из-за дальности, обширности, запущенности и разношерстности полуязыческого населения. Да и время было для Церкви нелегкое. Екатерининское царствование началось с отобрания в казну церковных вотчин. Монастырям и архиерейским домам, правда, было назначено определенное содержание, но крайне скудное. Архиерейские дома беднели, монастыри пустели и стали закрываться. Архиерейский дом в Воронеже окончательно развалился, кафедральный собор разрушался, разбитые колокола не звонили. Правительство Екатерины относилось с большею веротерпимостью к раскольникам и сектантам. Раскольники были освобождены от двойного подушного оклада, стали возникать единоверческие храмы и образовываться раскольничьи центры в Москве. На Украине расцвели секты духоборов, молокан, хлыстов, скопцов. Немало раскольников было в Воронежской епархии. Немало было там также казаков и беглых. Народ все буйный и распущенный. Среди высших классов были распространены французские вольнодумные идеи Вольтера и энциклопедистов. Русское общество было мало образовано и подхватывало модные идеи без критики и следовало им слепо, иногда до карикатурности. Кощунства и глупые выходки против Церкви считались признаком образованного, передового человека. Кто не проповедовал атеизма, считался закостеневшим фанатиком и ханжой.
Еще по дороге в Воронеж святитель почувствовал себя очень плохо; а приехав и увидев разброд и оскудение, просил Святейший Синод уволить его на покой. Синод просьбы этой не уважил, и святитель покорно понес свой крест. Всего 4 года и 7 месяцев пробыл он на Воронежской кафедре, но деятельность его как администратора, педагога и пастыря доброго была велика. Прежде всего он принялся за обучение духовенства, которое было необразованно и нерадиво до крайности. С трудом верится, что священники не только не знали службы, но даже не умели как следует читать, не имели Евангелия! Святитель сейчас же распорядился, чтоб после проверки не знающих службы и чтения присылали к нему. Всем приказал иметь на руках Новый Завет и читать его с благоговением и прилежанием. В феврале 1764 года им разослано наставление священнослужителям о их главных обязанностях с приказанием повесить в каждом алтаре перед глазами. Затем разослано наставление об исповеди, браках, семи Таинствах, образцы увещания больным и подсудимым. В трактате «О седьми Тайнах» в вопросах и ответах излагается сущность каждого таинства, форма его совершения.
Кажется, не было уголка церковной жизни, куда бы ни заглянул святитель и где бы ни проявил своего отеческого и пастырского внимания. Он был строг и требователен, ибо великую тяжесть ответственности за спасение душ человеческих возлагает Господь на плечи архипастыря вместе с епископским омофором.
Консистория своими порядками также доставляла немало забот святителю. Не раз штрафовал он членов консистории и секретаря за неправедные решения: запретил применять телесные наказания к священникам и грубо обращаться с ними. Чтобы повысить образовательный ценз духовенства, святитель открыл два духовных училища в Острогожске и Ельце и всячески поддерживал семинарию в Воронеже со строгим уставом преподавания.
В Воронежской епархии было 13 монастырей. Святитель приказал всем монахам иметь Новый Завет, по понедельникам читать чин пострижения, чтобы не забыть обеты монашеские; запретил братии ходить на поминки, если они устраивались вне монастыря. Отлучки из монастыря не были разрешены даже настоятелям. «В монашество постригать не спешите, — писал святитель, — черная риза не спасет. Кто и в белой ризе, да послушание, смирение, да чистоту имеет, есть непостриженный монах».Много потрудился святитель и над воспитанием своей паствы из мирян. Велел священникам каждый праздник обязательно произносить проповедь.
Святитель Тихон в период епископства издал собрание нравоучений для «простейшего» народа, написанное в 1767году: «Плоть и Дух». Каждое нравоучение состоит из 3 частей: в первой приводится текст Священного Писания, во второй — слова святого Иоанна Златоуста, а в третьей — нравоучительное рассуждение: «Спасайся о Христе, любезный брате. Законы духа и плоти противны друг другу. Между ними всегда брань. Что плоть хочет, того дух не хочет — это различные мудрования. Плотское мудрование есть вражда на Бога, смерть… Знак нехороший, если кто не чувствует искушений. Искуситель не касается того, кого видит своей воле последующего; разбойник на нищего не нападает, но на богатого…»
Пожаром, опустошающим души, называл святитель общественные гулянья, нескромные игры, нетрезвое веселье в праздники. В грозных проповедях обличал он бесчинства масленицы и особенно языческий праздник «Ярило». Праздник этот начинался от среды после Троицы и тянулся до вторника Петровского поста. В среду с раннего утра шел народ из Воронежа и окрестных деревень на площадь за Московскими воротами, где раскидывались ярмарочные балаганы с различными приманками. Молодой человек в бумажном колпаке, украшенном бубенцами, лентами и цветами, с набеленным и нарумяненным лицом изображал собою Ярило. Он плясал неистовый танец, а за ним плясала и бесновалась пьяная толпа. Все это сопровождалось драками и руганью. И вот однажды — это было 30 мая 1765 года — в самый разгар безобразия неожиданно появился на площади святитель и, грозно обличая «смердящий» праздник, угрожал отлучением от Церкви. Он говорил с такою пророческой силой и пламенной убедительностью, что в один миг, тут же, на глазах святителя, толпа разнесла в щепки балаганы и лавчонки и чинно разошлась по домам.
В следующее воскресенье святитель произнес в соборе проповедь. «Церковь не успела еще отпраздновать праздник Святой Пятидесятницы, а люди, которые трикратным отвержением отреклись от сатаны и всех дел его, забыли, что они христиане суть, и бесчинными делами хулят Пресвятое имя Божие. Видел я иных бесчувственно пьяных, иных раненых, иных окровавленных усмотрел; приметил и плясание жен пьяных со скверными песнями. Посреди всего сего беззаконного безумных людей торжества стоит кабак в палатке… И кто же празднует так? Христиане! «Род избранный, царское священство, язык святой, люди обновления» — праздник сей есть праздник бесовский и точно смердит идолобесием; а где праздник бесовский, там приносится бесу жертва, там бес почитается, там имя Божие хулится. В горести сердца моего обращено слово к живущим во граде сем и с плачем молю: истребите зло от среды вашей. Пастыри — умолите, запретите, пощадите души, порученные вам от Пастыреначальника, вы дадите ответ страшному Судии. Командующие, пресекайте бесчиние. Отцы и матери, воспитывайте детей в страхе Божием, да не за них истязаны будете в день Судный… Стыдно и ужасно христианам идолу праздновать! От сего претерпевает укоризну и пастырь ваш! Ах, беззаконный праздник! Ах, сонмище нечестивое! Мерзкое имя Ярило! Гнусное имя Ярило! Диавольское изобретение Ярило! О когда бы и из памяти изгладилось имя то нечестивое Ярило! Предайте забвению и праздники сии, а празднуйте единому Триипостасному Богу — Отцу, и Сыну, и Святому Духу, в Него же креститеся…»
Вся церковь стонала и громко рыдала во время этой проповеди. А после множество народу приходило к Владыке в его загородный дом и, стоя на коленях, со слезами каялись. Праздник Яриле больше не повторялся. По глубокому воздействию на души человеческие святитель Тихон был, несомненно, вторым Иоанном Златоустом, глаголом уст своих пробуждавшим сердца людские от сна греховного.
Пробуждались люди, каялись и в слезах падали к ногам Христовым. «Радуйся, Златоусте российские Церкве, радуйся, паствы твоей радование. Радуйся, Тихоне, великий и преславный чудотворче!»
Заповедь «блажени миротворцы» святитель почитал выше «блаженны милостивии»: «Те только помилованы будут, — говорил он не раз, — а эти сынами Божиими нарекутся». Но в житии своем святитель был равно и миротворцем, и милостивым. Милосердием и любовью горело неж-ное сердце святителя, и рука его дающая никогда не оскудевала. Каждый праздник рассылал он деньги по богадельням и острогам, не раз переодетый, чтоб не узнали, ездил лично.
С больными, скорбящими и преступниками подолгу беседовал, увещая и утешая свою меньшую во Христе братию. Если его узнавали, он временно прекращал посещения, но милостыня его никогда не прекращалась.
Святитель вел строго аскетический образ жизни. Часто он проводил в молитве бессонные ночи. По утрам рассматривал и решал епархиальные дела. Много забот и неприятностей доставляли преосвященному раскольники своим дерзким и вызывающим поведением. Донские войска постоянно вмешивались в церковные дела, самочинно отрешали и назначали пастырей, забирая их в казачьи войска.
В 1767 году святитель в очередной раз пишет прошение на покой. «Я слишком слаб здоровьем, — писал он, — епископский омофор непосильно тяжел для меня». На этот раз увольнение последовало.
Святитель избрал для своего жительства Толшевский монастырь в 40 верстах от Воронежа, на берегу реки Усмань, окруженный непроходимыми лесами и болотами. Местность была сырая и нездоровая; настоятель оказался закоренелым раскольником. Недовольный вторжением в его монастырь епископа, он непрестанно роптал и устраивал всякие неприятности. Здоровье святителя ухудшалось. Тогда он попросил его перевести в Задонский монастырь, в 90 верстах от Воронежа, расположенный на высоком берегу Дона.
Здесь начался третий период деятельности святого Тихона — период иноческих подвигов, духовной брани с искушениями и высочайших духовных достижений. Если глубоко проникало слово «учителя златословесного» в сердца людей, то еще глубже преображали души мудрые писания и личные беседы старца епископа. Происходит дивное восхождение по лестнице духовного совершенствования до самых недосягаемых, заоблачных высот. Святитель востекает сам, но и другим указывает с любовью узкий путь, ведущий в Царство Небесное.
В монастырской тишине пламенно предался святой Тихон молитвенному подвигу. Ежедневно он посещал все службы. На ранних Литургиях сам читал на клиросе и пел киевским распевом. Если было много народу, то стоял в алтаре. Облачался в мантию с омофором только в те дни, когда служил праздничные утрени или молебны. Позже он прекратил эти выходы и, только причащаясь у престола, надевал мантию или ризу. Обстановка кельи и одежда святителя были крайне убогими. Спал на ковре, набитом соломою, укрывался вместо одеяла заячьим тулупчиком; простой подрясник с ременным поясом, суконная ряса, ременные четки. В кельи часто ходил в лаптях. Даже сундука у него не было, а только ветхий кожаный мешок. Питался крайне просто, выезд имел отдельный. Во время обеда келейник читал ему Библию. Спал святитель 4 часа ночью и 1 час после обеда. Ночью и на рассвете читал монашеское правило с земными поклонами. Молитва его была всегда жаркая, со слезами и воздыханиями: «Господи, помилуй! Господи, пощади! Услыши, Господи! Кормилец, помилуй!» — из глубины сердечной взывал святой, простираясь перед иконами и ударяя головой о землю. В полночь тихо и проникновенно пел псалмы, хваля, славословя и благодаря Господа. Молитва неразрывно была связана с богомысленным созерцанием. Однажды, во время написания книги «Об истинном христианстве», святой Тихон сподобился чудного видения. Глядя на висевшую перед ним картину Распятия и духовными очами созерцая крестные муки Спасителя, он вдруг увидел, что Христос, израненный и окровавленный, сходит с Голгофы и идет к нему. Святитель в трепете, великой скорби и неизглаголанной радости упал к Его ногам. «Радуйся, яко телесными очами видети Христа сподобивыйся, радуйся, яко пречистым стопам Его поклонился еси, радуйся, яко спасительные Его язвы облобызал еси».
Вскоре после переселения святого Тихона в Задонский монастырь здоровье его стало заметно поправляться, нервные припадки почти прекратились. Но наряду с этим для святителя настали трудные дни искушений, которые Господь всегда посылает подвижникам, чтоб укрепить их и сделать достойными славных венцов. Искушения эти были: сомнение в подвиге, помыслы плотские, помыслы превозношения и уныние. Борьба с ними и преодоление их — прекрасные страницы жизни угодника Божия. Чем больше оправлялось тело от недугов, тем более томилась душа от внешней бездеятельности уединенной иноческой жизни. Святитель невыносимо терзался укорами совести, что, приняв епископский омофор, не пожелал служить Церкви Божией, что, не окончив своих полезных начинаний, самовольно сложил с себя крест, который возложил на него Господь, что погубил души, порученные ему Промыслом Божиим. Лишь позже понял святитель, что эти укоры были не чем иным, как злым искушением; что крест его был другой, несравненно более тяжелый и важный; и донес он его до престола Господня как верный раб, и ни единой души, вверенной ему, не погубил, но все принес без порока на трапезу Его. Но во дни искушений уразуметь это было невозможно.
Душа святителя мучилась нестерпимо, и не раз он склонялся к решению бросить монастырь и принять снова архипастырский жезл, что предлагал уже давно друг его митрополит Санкт-Петербургский Гавриил. Однажды, приготовив прошение, святой Тихон собрался в дорогу. Тогда Господь дал указание Своему угоднику устами Задонского старца Аарона. «Что ты беснуешься, — строго сказал старец, — Матерь Божия не велит выезжать отсюда». «Если так, то не поеду», — кротко сказал святой Тихон и разорвал прошение. Святитель по характеру своему был горячим, раздражительным и склонным к превозношению. Много должен был он потрудиться, чтобы переломить в себе эти качества. Горячо взывал он о помощи к Господу Богу и стал преуспевать в кротости и незлобии. Когда слышал, проходя мимо, как иной раз издевались над ним монастырские служки или настоятель, говорил себе: «Так Богу угодно, а я достоин этого за грехи мои». Раз сидел он на крылечке кельи и мучился помыслами самомнения. Вдруг юродивый Каменев, окруженный толпой мальчишек, неожиданно подбежал к нему и ударил по щеке, шепнув на ухо: «Не высокоумь!» И дивное дело, сейчас же почувствовал святитель, как бес высокоумия отступил от него. В благодарность за это положил святой Тихон выдавать юродивому ежедневно по три копейки.
Самым тяжелым искушением была безотчетная тоска и уныние. В такие минуты кажется, что от человека отступает Господь, что все погружается в непроглядный мрак, что сердце каменеет, а молитва останавливается. Возникает ощущение, что Господь не слышит, что Господь отвращает Лицо Свое. Такое безблагодатное состояние невыносимо тягостно, так что иноки в такие периоды переходят из одного монастыря в другой, а часто и совсем оставляют иноческий подвиг. Святитель боролся с приступами уныния различными средствами. Или работал физически, копая грядки, рубя дрова, кося траву, или уезжал из монастыря, или усиленно трудился над своими сочинениями, или пел псалмы. Часто помогало в такие минуты скорби общение с друзьями. Ездил святой Тихон чаще всего в Липовку, имение помещика Бахтеева, за 15верст от Задонска. Там он оставался иногда месяца по три и больше; сам правил службы — вечерню, утреню, часы. Иногда ездил в Толшевский монастырь. Во время поездок всегда читал Псалтирь или пел псалмы, которые знал наизусть. Нередко шел пешком за полторы версты на лесную поляну. Здесь молился и трудился над родником, который обустроил собственными руками.
Когда поездки святителя начали вводить окружающих в соблазн и возбудили злые толки, он прекратил их. Друзья, разгонявшие облака душевной грусти святого Тихона, — схимонах Митрофан, елецкий купец Кузьма Игнатьевич и старец Феофан, которого святитель звал «Феофан, моя утеха». Немудрый, добрый и наивный старичок часто утешал святого Тихона своей детской ясностью и простотой беседы. Но иногда уныние бывало чрезмерным.
Как-то напало на святителя уныние, доходившее до отчаяния, случилось это на шестой неделе Великого поста. Восемь дней не выходил он из кельи, не принимал ни пищи, ни питья. Наконец написал Кузьме, чтоб приехал немедля. Тот встревожился и, несмотря на весеннюю распутицу и половодье, сейчас же приехал. И любовь друга, который с опасностью для жизни отозвался на зов, и беседа с ним совершенно успокоили святителя. И тут произошел случай, о котором упоминают все жизнеописатели святого Тихона: неожиданно вошел он в келью к отцу Митрофану и застал его и Кузьму Игнатьевича за ужином. Оба были чрезвычайно смущены, так как ели уху и рыбное заливное в неположенное по уставу постное время. Святитель не только успокоил словами «Любовь выше поста», но и сам отведал ухи, чем растрогал их до слез.
Дела милосердия, которые святитель творил, будучи епископом, продолжались и в Задонске. Беднякам и нуждающимся раздавал он решительно все — и одежду, и пенсию свою; а когда и этого не хватало, продавал вещи — перину, подушку, одеяло, серебряные карманные часы. Всегда в нужную минуту приходил святой Тихон на помощь и деньгами, и ходатайством, а главное своей лаской, состраданием. День, в который не сотворил милостыни, считал потерянным. Во время неурожая и после пожаров он ездил за помощью в Воронеж. Как и раньше, любил посещать тюрьмы, где увещевал заключенных, подавал милостыню, выкупал содержавшихся за долги, на Пасхе любовно христосовался. Нередко люди злоупотребляли добротой святителя. Однажды двое крестьян обманом получили от святого Тихона деньги как погорельцы. Смеясь, они отправились домой и с ужасом увидели свои дома действительно в пламени. Они опять бросились к святителю и получили от него и помощь, и утешение. И таких случаев было немало, когда люди исправлялись, вразумлялись поучением святого и Божиим наказанием. Другой раз его обманул один капитан, которому владыка Тихон оказывал гостеприимство. Он подделал подпись святителя и от его имени начал собирать пожертвования. Вместо негодования святитель в письме выражает заботу о спасении души обманщика: «Полно запутываться в сети, — пишет он, — пора расторгнуть их и освободиться. Бог во всем помощник: ты только восстань и Он подымет тебя; ты начни и Бог укрепит тебя; пробудись и Христос просветит тебя. Пора, пора, о пора! Время уже сотворити Господеви».
Однажды вышел у святителя спор с одним вспыльчивым помещиком из вольнодумцев. Святитель возражал твердо и спокойно, а тот все накалялся в пылу спора и, наконец, дойдя до крайнего предела раздражения, вдруг ударил святителя по щеке. Святой Тихон упал ему в ноги со словами: «Простите меня, ради Бога, что ввел вас в искушение». Потрясенный оскорбитель сам кинулся со слезами к ногам святителя, и с этого момента в нем произошла чудесная перемена, точно бес вышел из него. Как и раньше, Владыка всегда спешил туда, где были ненависть и раздоры, оставляя после себя мир и радость, и сам возвращался в радости. Один раз, после примирения двух братьев, три дня он, запершись в келье, горячо молился и благодарил Бога за Его милости и благодать.
Любовно относился святитель к детям. Учил их молитвам, водил в храм, всегда дарил то копеечку, то яблоко, то кусочек хлебца. И ребятишки ходили за ним по пятам. В храм заглянут — если его нет, то убегали. Святитель ласково улыбался. «Вот беда какая, — шутил он, — ходят бедные ради хлеба».
За время пребывания святого Тихона на покое в Задонском монастыре написаны его лучшие творения — «Об истинном христианстве» (1770-1771 годы — 6 томов). Это система нравственного богословия. В ней говорится о духовной мудрости слова Божия, о сердце человеческом, о грехах, о покаянии, об обязанностях христианина по отношению к Богу, к Сыну Божию, ближнему и самому себе. «Письма к приятелям» и «Письма келейные» (1772-1775 годы) содержат поучения и наставления по частным случаям и, наконец, «Сокровище духовное, от мира собираемое» (1777-1779 годы), где излагаются размышления о Божией мудрости и выводы по поводу различных явлений, предметов, нечаянных встреч и случаев из жизни святителя. От мира видимого к миру невидимому идет аналогия. От тленного мысль переносится к нетленному. Видит святитель солнце, думает о Солнце вечной правды; видит стадо, вспоминает об овцах и козлищах Евангелия; слышит фразу: «воротись, не туда пошел», говорит о том, чтобы шли туда, куда зовет слово Божие. «Яко пчела сладкий мед от цветов скоро увядающих собрал еси, отче, от тленного мира духовное сокровище, им же всех нас услаждаеши». «Вода мимотекущая» по красоте и музыкальности слога, где как бы слышится журчанье ручейка, достигает высоты исключительного поэтического произведения, а по глубине и силе богомудрия стоит рядом с Екклезиастом, потому что кончается откровением о вечной жизни «богосветлого Церкве Христова светильника, во тьме века сего воссиявшего». От творений святого Тихона истекает великое сострадание и бесконечная любовь к заблудшим малым сим, о которых нет воли Отца Небесного, чтобы погиб хотя бы один из них. Как материалами святитель пользовался только Священным Писанием и некоторыми книгами святого Иоанна Златоустого, а орошала его благодать Святого Духа, почерпаемая в молитве.
Обычно он диктовал очень быстро своему келейнику. Когда благодать начинала оскудевать, святитель отсылал келейника, а сам становился на молитву. Молитва святого Тихона всегда была неразрывно связана с богомыслием. И дан ему был еще дар слезный. Размышляя на молитве о любви Божией к недостойному роду человеческому, он громко рыдал, иногда при всех за Литургией; случалось бывать ему и восхищенному до состояния созерцания или изумления. Это последнее сверхмолитвенное состояние человеческой души, которое, пройдя путем долгого молитвенного подвига со слезами, мольбами, воздыханиями, коленопреклонениями и услаждениями, достигает наконец высшего безмолвного покоя в созерцании Бога.Кроме молитвенного дара святитель в эту пору получил еще дары исцелений и прозрений. Часто узнавал, что совершалось вдали (например, наводнение в Санкт-Петербурге) и что произойдет в будущем, чувствовал, кто имел в нем духовную нужду, и всегда приезжал вовремя. Постоянно узнавал мысли своих собеседников, их свойства и настроения.
Слава о подвижнике быстро начала распространяться, и много народу стало стекаться в Задонск. Приходило и спасалось немало раскольников. К этому времени относится и приглашение раскольников быть у них епископом, к чему святитель отнесся с негодованием. Все утро святитель проводил в затворе на молитве и всегда просил келейника не тревожить его ради посетителей. Но иные посетители из важных бывали недовольны, что их не принимают, назойливо требовали приема. Келейник нарушал правило и докладывал, прерывая молитву; святитель тогда был неприветлив. В свободные послеобеденные часы святитель принимал охотнее. С каждым говорил именно то, что для посетителя было важно и нужно. Модниц в напудренных париках и фижмах встречал сурово, стыдя за украшения, так что многие стали специально переодеваться в простые платья. Записаны случаи исцеления, по молитве угодника, больных, бывших уже при смерти.
Непрестанными подвигами молитвы и богомудрия задонский подвижник привлек обильную благодать Святого Духа, которая возводила его уже на последние ступени «лествицы духовной». Борьба с искушениями была окончена — благодатный мир водворился в душе святителя. Все более и более пламенел он божественной любовью, которая не ищет ничего другого, как только явиться перед Лицо Божие. И по мере просветления духа стало угасать тело. Прежние припадки — бессонница, судороги, обмороки — возвратились к нему с новой силой; как будто плоть не поспевала за духом. А дух горел уже нездешним пламенем. Бывали у святого Тихона видения во сне и наяву. В один из приездов его в Толшевский монастырь, по своему обычаю, обходил он в полночь вокруг храма и, став на колени у алтаря, горячо помолился: «Покажи мне, Господи, уготованное любящим Тебя». Тогда отверзлись небеса и воссиял свет, озаривший весь монастырь, и святитель услышал голос: «Виждь уготованное любящим Бога». Он в страхе пал на землю и, когда видение окончилось, в изнеможении и радости едва смог добраться до кельи.
Другой раз во сне явилась Богородица с апостолами и обещала исполнить просьбу святого Тихона. В чем состояла эта просьба, навсегда осталось тайной. В ночь на 12 мая, в день памяти святого Патриарха Константинопольского Германа и святого Епифания, епископа Кипрского, святитель увидел их во сне; будто диакон, вышедши из алтаря, кадил на них хрустальным кадилом, а после и на него стал кадить. Усердно молил Бога святой Тихон, чтоб ему было открыто время кончины, и однажды на утренней заре тихий голос сказал: «В день недельный». Вскоре увидел он удивительный сон: будто идет по прекрасному лугу к чудному хрустальному замку, где идет пир. Он хочет войти туда, но его что-то не пускает. И он слышит голос: «Теперь не можешь войти; потрудись еще. Через 3 года войдешь». По пробуждении святитель почувствовал неизъяснимую радость. С этой поры он больше никому не показывался, за исключением келейника и нескольких близких друзей. Он затворился в келье и проводил время в молитве, в размышлениях о вечности и глубоком безмолвии. Даже с келейником почти не говорил.
На Рождество 1779 года святой Тихон последний раз был в храме. После он лишь изредка выходил на крыльцо подышать свежим воздухом. Милостыню продолжал творить через других и наставления подавал лишь письменно. Когда дошли до него слухи, что духовные чада нуждаются в укреплении, написал послание. Пастырь добрый, готовящийся предстать пред престолом Господа и дать ответ за души, порученные ему, обращается он к овцам стада своего с последним увещанием: «Христиане! Суд Христов приближается и уже близко есть, и, как тать в нощи, нечаянно приидет день тот и в чем кого застанет, с тем тот и явится на суде оном страшном… Молю убо вас, возлюбленные, молю вас милостью и кротостью Христовой, пощадите души ваши и покайтеся, да не вечно погибнете. Бог еще ожидает нас, еще долготерпит нам. Блажен будет, кто истинно обратится и покается; окаянен, кто в ожесточении пребудет… Скоро идет и не закоснит Судия всех. «Се гряду скоро и мзда Моя с Мною, воздати коемуждо по делам его», — глаголет Господь. Тому слава во веки веков. Аминь».
Часто плакал святитель над гробом своим, который был заготовлен вместе с одеждами, плакал о падении человеческом. «Вот до чего довел себя человек: будучи сотворен от Бога непорочным и бессмертным, как скот зарывается в землю!» За год и три месяца до кончины святой Тихон в тонком сне увидел себя в монастырском приделе. Из алтаря священник вынес младенца под покрывалом. Святитель поцеловал этого младенца в правую щеку, а тот ударил его в левую. Проснувшись, он почувствовал онемение левой щеки, левой ноги и трясение левой руки. Эту болезнь, как ношение язв Господа Иисуса Христа, он принял с радостью. С этих пор святитель уже не вставал. Преосвященный Тихон III часто посещал своего больного друга. Незадолго до кончины святитель видел во сне высокую и крутую лестницу и услышал повеление идти по ней. «Я сначала боялся слабости своей, но, когда стал восходить, народ, стоявший около лестницы, казалось, подсаживал меня все выше к самым облакам». — «Лестница— это путь к Царству Небесному, — сказал Кузьма Игнатьевич, когда святитель рассказывал ему свой сон.— Помогавшие тебе — это те, которые пользуются твоими наставлениями и будут поминать тебя». — «Я и сам то же думаю, — со слезами сказал святой Тихон, — чувствую близость кончины…»
Силы угасали с каждым днем. Голос так ослабел, что сделался чуть слышным; понимать мог только келейник, который и передавал слова святителя окружающим. Святитель приобщался Святых Таин до сих пор раз в неделю. На последней неделе он приобщился 2 раза. За три дня предсказал свою кончину, и в этот день пустили к нему всех знакомых для прощанья. Святитель лежал с закрытыми глазами. В келье собралось множество почитателей святого, которые дожидались последнего свидания. Обливаясь слезами, целовали все исхудавшую руку. «Отец наш, на кого оставляешь нас, сирых, печальных и горьких!» — с рыданиями говорили ему. Любовно прижимая к себе плакавших, святитель показал на Распятого: «Господу Богу вручаю вас», — ответил он. Последние два дня святитель не мог говорить от слабости. Он не велел никого пускать к себе и погрузился в умную молитву. Около полуночи с 12 на 13 августа сделалось ему плохо, и умирающий святитель просил пораньше отслужить раннюю Литургию, чтобы в третий раз причаститься Святых Таин. В третьем часу ночи он послал с этим к очередному иеромонаху, но по небрежности просьбу не исполнили.
Келейник послал сказать игумену, но и того не могли добудиться. Приходила братия — постояли и ушли на утреню. Время шло, святитель снова попросил о Литургии. Нестерпимая жажда мучила его; поднявшись с помощью келейника, выпил он полчашки горячей воды. Последний раз вспомнил о Литургии… Но было уже поздно. В 5 часов 45 минут утра святитель на секунду открыл глаза и, снова закрыв их, испустил дух; спокойно, как бы уснув, отошел он «в путь всея земли». Кончина последовала, согласно небесному обещанию, в день недельный. А причащение на земле, видно, не нужно было для того, перед кем уже отворялись двери чертога хрустального и кого ожидал Жених для приобщения за Трапезой Своей в невечернем дне Царствия Своего… Быстро распространилась весть о кончине святителя, и монастырь наполнился народом со всех окрестных сел. Много приехало из Ельца и Воронежа; беспрерывно служились панихиды и до самого погребения стекался народ во множестве для поклонения мощам любимого пастыря. Тело облачили в заготовленные одежды и в ветхую мантию, согласно завещанию. Но преосвященный Тихон III, по праву архипастыря, нарушил завещание своего усопшего друга и велел переоблачить его в полное архиерейское облачение из соборной ризницы и место погребения назначил под алтарем главного собора. Гроб оказался мал, и новый гроб сделали елецкие купцы. 20 августа 1783 г. совершено было отпевание преосвященным Тихоном III с приезжим духовенством. Все присутствовавшие горько плакали.
Место погребения святителя с каждым годом привлекало все больше и больше паломников. Многочисленные знамения, чудеса и исцеления происходили в монастыре по молитвам к святому. Трудами святителя Воронежского Антония (Смирницкого) были обретены мощи преосвященного Тихона и подготовлены материалы для канонизации сего дивного сосуда благодати Христовой. Прославление свершилось 13 августа 1861 года, уже после смерти владыки Антония. Долгие годы Задонский монастырь являлся крупнейшим местом паломничества верующих.
После революции монастырь постигла участь многих святынь нашего многострадального Отечества. 28 января 1919 года специальной комиссией было произведено освидетельствование мощей святителя Тихона. Однако вскоре останки святого вернулись в ту же серебряную раку, откуда были исторгнуты кощунственной рукой. Вскрытие гробницы святителя Тихона, особенно после явления нетленных мощей, быстро стерлось в народном сознании. Возвращенные мощи святителя до весны 1922 года находились под опекой насельников Задонского Богородицкого монастыря, позже их хранителями стали раскольники-обновленцы, которые при содействии богоборцев захватили святую обитель, а в 1932 году мощи святителя Тихона покинули Задонск. Святыня была передана антирелигиозному музею, организованному в бывшей Великокняжеской церкви Ельца, откуда попали в Орловский краеведческий музей. Там они пребывали в запасниках до Великой Отечественной войны. Во время боев, превративших Орел в руины, верующим удалось спасти и сохранить святыню. Позднее, с наступлением мира, мощи святителя Тихона Задонского были открыто выставлены в кафедральном Богоявленском соборе города Орла. Произошло это в 1947 году. Однако во время новой атеистической кампании при Н. С. Хрущеве мощи Задонского чудотворца вновь оказались в запасниках местного краеведческого музея. Лишь в 1988 году чтимая чудотворная святыня передана была Орловской епархии. Здесь, в кафедральном соборе города Орла, они и пребывали до 1991 года, когда попечением митрополита Воронежского и Липецкого Мефодия мощи святителя Тихона торжественно возвратились туда, откуда были в свое время исторгнуты безбожной властью — под своды Владимирского собора Задонского Рождество-Богородицкого монастыря. Произошло это в день памяти святителя Тихона, епископа Воронежского, чудотворца Задонского, 13 (26) августа1991 года. С тех пор мощи Задонского чудотворца неотлучно пребывают во Владимирском соборе, как и встарь, являя неизбывную свою благодать прибегающим к помощи святителя с чистым сердцем, наполненным искренней верой.

Житие Святителя Николая (краткое)

Святитель Николай, архиепископ Мир Ликийских, чудотворец

Святитель Николай, архиепископ Мир Ликийских, чудотворец

Святитель Николай, архиепископ Мир Ликийских, чудотворец прославился как великий угодник Божий. Он родился в городе Патаре, Ликийской области (на южном побережье Малоазийского полуострова), был единственным сыном благочестивых родителей Феофана и Нонны, давших обет посвятить его Богу. Плод долгих молитв к Господу бездетных родителей, младенец Николай, со дня рождения своего явил людям свет будущей своей славы великого чудотворца. Мать его, Нонна, после родов сразу исцелилась от болезни. Новорожденный младенец еще в купели крещения простоял на ногах три часа, никем не поддерживаемый, воздавая этим честь Пресвятой Троице. Святой Николай во младенчестве начал жизнь постническую, принимал молоко матери по средам и пятницам лишь один раз в день, после вечерних молитв родителей.
С детских лет Николай преуспевал в изучении Божественного Писания; днем он не выходил из храма, а ночью молился и читал книги, созидая в себе достойное жилище Святого Духа. Дядя его, епископ Патарский Николай, радуясь духовным успехам и высокому благочестию племянника, поставил его во чтеца, а затем возвел Николая в сан священника, сделав его своим помощником и поручив ему говорить поучения пастве. Служа Господу, юноша горел духом, а опытностью в вопросах веры был подобен старцу, чем вызывал удивление и глубокое уважение верующих. Постоянно трудясь и бодрствуя, пребывая в непрестанной молитве, пресвитер Николай проявлял великое милосердие к пастве, приходя на помощь страждущим, и раздавал все свое имение нищим. Узнав о горькой нужде и нищете одного ранее богатого жителя его города, святой Николай спас его от большого греха. Имея трех взрослых дочерей, отчаявшийся отец замыслил отдать их на блудодеяние для спасения от голода. Святитель, скорбя о погибающем грешнике, ночью тайно бросил ему в окно три мешочка с золотом и тем спас семью от падения и духовной гибели. Творя милостыню, святитель Николай всегда старался делать это тайно и скрывать свои благодеяния.

Отправляясь на поклонение святым местам в Иерусалим, епископ Патарский вручил управление паствой святому Николаю, который и исполнял послушание со тщанием и любовью. Когда епископ возвратился, тот, в свою очередь, испросил благословения на путешествие в Святую Землю. По дороге святой предсказал надвигавшуюся бурю, грозящую кораблю потоплением, ибо видел самого Диавола, вошедшего на корабль. По просьбе отчаявшихся путников он умирил своей молитвой морские волны. По его молитве был поставлен здравым один корабельщик-матрос, упавший с мачты и разбившийся насмерть.
Достигнув древнего города Иерусалима, святой Николай, взойдя на Голгофу, возблагодарил Спасителя рода человеческого и обошел все святые места, поклоняясь и творя молитву. Ночью на Сионской горе сами собой отверзлись запертые двери церкви пред пришедшим великим паломником. Обойдя святыни, связанные с земным служением Сына Божия, святой Николай решил удалиться в пустыню, но был остановлен Божественным гласом, увещавшим его вернуться на родину. Возвратившись в Ликию, святой, стремясь к безмолвному житию, вступил в братство обители, именуемой Святым Сионом. Однако Господь снова возвестил об ином пути, ожидающем его: «Николай, не здесь та нива, на которой ты должен принести ожидаемый Мною плод; но обратись и иди в мир, и да будет прославлено в тебе Имя Мое». В видении Господь подал ему Евангелие в дорогом окладе, а Пресвятая Богородица — омофор. И действительно, по кончине архиепископа Иоанна он был избран епископом Мир Ликийских, после того, как одному из епископов Собора, решавшего вопрос об избрании нового архиепископа, в видении был указан избранник Божий — святой Николай. Призванный пасти Церковь Божию в архиерейском сане, святитель Николай остался тем же великим подвижником, являя пастве образ кротости, незлобия и любви к людям. Это было особенно дорого для Ликийской Церкви во время гонения на христиан при императоре Диоклитиане (284-305). Епископ Николай, заключенный в темницу вместе с другими христианами, поддерживал их и увещевал твердо переносить узы, пытки и мучения. Его самого Господь сохранил невредимым. По воцарении святого равноапостольного Константина святитель Николай был возвращен к своей пастве, с радостью встретившей своего наставника и заступника. Несмотря на великую кротость духа и чистоту сердца, святитель Николай был ревностным и дерзновенным воином Церкви Христовой. Ратоборствуя с духами злобы, святитель обходил языческие капища и храмы в самом городе Миры и его окрестностях, сокрушая идолов и обращая в прах капища. В 325 году святитель Николай был участником I-ого Вселенского Собора, принявшего Никейский Символ веры, и ополчался со святыми Сильвестром, папой Римским, Александром Александрийским, Спиридоном Тримифунтским и другими от 318 святых отцов Собора на еретика Ария.

В пылу обличения святитель Николай, пламенеющий ревностью ко Господу, даже ударил по щеке лжеучителя, за это он был лишен святительского омофора и посажен под стражу. Однако нескольким святым отцам было открыто в видении, что Сам Господь и Богоматерь посвятили святого во епископа, подав ему Евангелие и омофор. Отцы Собора, уразумев, что дерзновение святителя угодно Богу, прославили Господа, а Его святого угодника восстановили в святительском сане. Вернувшись в свою епархию, святитель принес ей мир и благословение, сея слово Истины, пресекая в самом корне неправомыслие и суетное мудрование, обличая закоренелых еретиков и врачуя падших и уклонившихся по неведению. Он был поистине Свет Миру и Соль Земли, ибо житие его было светло и слово его было растворено солею премудрости. Еще при жизни святитель совершал много чудес. Из них наибольшую славу доставило святителю избавление от смерти трех мужей, неправедно осужденных корыстолюбивым градоначальником. Святитель смело подошел к палачу и удержал его меч, уже занесенный над головами осужденных. Градоначальник, обличенный святителем Николаем в неправде, раскаялся и просил его о прощении. При этом присутствовали три военачальника, посланные императором Константином во Фригию. Они еще не подозревали, что им вскоре также придется искать заступничества у святителя Николая, так как их незаслуженно оклеветали пред императором и обрекли на смерть. Явившись во сне равноапостольному Константину, святитель Николай призвал его отпустить неправедно осужденных на смерть военачальников, которые находясь в темнице, молитвенно призывали на помощь святителя. Много других чудес совершил он, долгие годы подвизаясь в своем служении. По молитвам святителя город Миры был спасен от тяжкого голода. Явившись во сне одному итальянскому купцу и оставив ему в залог три золотые монеты, которые тот обрел в своей руке, пробудившись наутро, попросил его приплыть в город Миры и продать там жито. Не раз спасал святитель утопающих в море, выводил из плена и заточения в темницах.

Достигнув глубокой старости, святитель Николай мирно отошел ко Господу (+ 342-351). Честные его мощи хранились нетленными в местной кафедральной церкви и источали целебное миро, от которого многие получали исцеления.
В XI веке греческая империя переживала тяжелое время. Турки опустошали ее владения в Малой Азии, разоряли города и села, убивая их жителей и сопровождая свои жестокости оскорблением святых храмов, мощей, икон и книг. Мусульмане покушались уничтожить мощи святителя Николая, глубоко чтимого всем христианским миром.

В 792 году халиф Аарон Аль-Рашид послал начальника флота Хумейда разграбить остров Родос. Опустошив этот остров, Хумейд отправился в Миры Ликийские с намерением взломать гробницу святителя Николая. Но вместо нее он взломал другую, стоящую рядом с гробницей Святителя. Едва святотатцы успели это сделать, как на море поднялась страшная буря и почти все суда были разбиты.

Осквернение святынь возмущало не только восточных, но и западных христиан. Особенно опасались за мощи святителя Николая христиане в Италии, среди которых было много греков. Жители города Бар, расположенного на берегу Адриатического моря, решили спасти мощи святителя Николая.

В 1087 году барские и венецианские купцы отправились в Антиохию для торговли. И те и другие предполагали на обратном пути взять мощи святителя Николая и перевезти их в Италию. В этом намерении жители Бар опередили венецианцев и первыми высадились в Мирах. Вперед были посланы два человека, которые, вернувшись, сообщили, что в городе все тихо, а в церкви, где покоится величайшая святыня, они встретили только четырех монахов. Тотчас 47 человек, вооружившись, отправились в храм святителя Николая. Монахи-сторожа, ничего не подозревая, указали им помост, под которым была скрыта гробница святого, где, по обычаю, чужестранцев помазывали миром от мощей Святителя. Монах рассказал при этом о явлении накануне святителя Николая одному старцу. В этом видении Святитель приказывал бережнее хранить его мощи. Рассказ этот воодушевил барян; они увидели для себя в этом явлении соизволение и как бы указание Святого. Чтобы облегчить свои действия, они открыли монахам свои намерения и предложили им выкуп — 300 золотых монет. Сторожа отказались от денег и хотели оповестить жителей об угрожавшем им несчастье. Но пришельцы связали их и поставили у дверей своих сторожей. Они разбили церковный помост, под которым стояла гробница с мощами. В этом деле особенным усердием отличался юноша Матфей, желавший как можно быстрее обнаружить мощи Святителя. В нетерпении он разбил крышку и баряне увидели, что саркофаг наполнен благоухающим святым миром. Соотечественники барян, пресвитеры Лупп и Дрого, совершили литию, после которой тот же Матфей стал извлекать из переполненного миром саркофага мощи Святителя. Это происходило 20 апреля 1087 года.
Ввиду отсутствия ковчега, пресвитер Дрого завернул мощи в верхнюю одежду и в сопровождении барян перенес их на корабль. Освобожденные монахи сообщили городу печальную весть о похищении иностранцами мощей Чудотворца. Толпы народа собрались на берегу, но было поздно…
8 мая корабли приплыли в Бар, и скоро радостная весть облетела весь город. На следующий день, 9 мая, мощи святителя Николая торжественно перенесли в церковь святого Стефана, находившуюся недалеко от моря. Торжество перенесения святыни сопровождалось многочисленными чудотворными исцелениями больных, что возбуждало еще большее благоговение к великому угоднику Божию. Через год была построена церковь во имя святителя Николая и освящена папой Урбаном II.
Событие, связанное с перенесением мощей святителя Николая, вызвало особенное почитание Чудотворца и ознаменовалось установлением особого праздника 9 мая (по новому стилю 22 мая). В начале праздник перенесения мощей святителя Николая отмечался только жителями итальянского города Бар. В других странах Христианского Востока и Запада он не был принят, несмотря на то, что о перенесении мощей было широко известно. Это обстоятельство объясняется свойственным средним векам обычаем чествования преимущественно местных святынь. Кроме того, Греческая Церковь не установила празднования этой даты, потому что потеря мощей Святителя была для Нее событием печальным.
Русской Православной Церковью празднование памяти перенесения мощей святителя Николая из Мир Ликийских в Бар 9 мая установлено вскоре после 1087 года на основе глубокого, уже упрочившегося почитания русским народом великого угодника Божия, перешедшего из Греции одновременно с принятием христианства. Бесчисленными чудотворениями ознаменовалась вера русского народа в неоскудевающую помощь Угодника Божия.

В честь святителя Николая воздвигались и воздвигаются многочисленные храмы и монастыри, его именем называют детей при Крещении. В России сохранились многочисленные чудотворные иконы великого Святителя.
Святителю отче Николае, моли Бога о нас .

Житие мчч. Адриана и Наталии

Супруги Адриан и Наталия жили в городе Никомидии в Вифинской области Малой Азии. Адриан был язычником и служил чиновником императора Максимиана Галерия (305-311 гг.), гонителя христиан. Наталия была тайная христианка.

Житие мчч. Адриана и Наталии

Во время гонений близ Никомидии в пещере скрывалось 23 верующих.
Великий гонитель Церкви Христовой нечестивый царь Максимиан, преследуя и умерщвляя повсюду множество христиан, прибыл в город Никомидию. Войдя в идольское капище, царь совершил поклонение скверным своим богам, пав ниц пред идолами на землю, и, при участии всех жителей города, принес мерзостные жертвы. Вслед за тем он приказал отыскивать христиан и предавать их на мучения. Особенными наказаниями угрожал царь тем, кто вздумал бы скрывать христиан. Напротив тем, кто, узнав, где скрывается христианин, донесет о нем, или же, найдя такового, сам представит на суд, царь обещал награды и почести. Посему стали выдавать друг друга на смерть: сосед — соседа, ближний — ближнего своего; кто из-за боязни грозного повеления царя, кто из-за наград.
Некоторые из нечестивых донесли военачальнику своему о том, что в одной пещере скрываются христиане и поют в ней всю ночь и молятся Богу своему. Немедленно были отправлены воины, которые пришли в пещеру и захватили всех бывших в ней христиан, числом двадцать три человека. Сковав железными цепями, отправили их в город для представления царю.
В то время царь проезжал на колеснице в идольское капище для принесения жертв. Встретив его на пути, воины, ведшие связанных христиан, закричали ему:
— Царь! Вот — противники твоему повелению и хулители наших великих богов.
Повелев остановить колесницу и, подозвав к себе поближе тех узников, царь спросил их, откуда они.
— Мы родились в этой стране, а по вере мы христиане, – ответили они.
— Разве вы не слыхали, – продолжал царь, – какие мучения ожидают тех, кто именует себя христианами?
— Слышали мы, – отвечали святые, – и смеялись над безумием твоим и над самим сатаною, действующим в сынах, неверующих в Бога, над коими ты — начальник!
Разгневанный царь воскликнул:
— О, окаянные! Как осмеливаетесь вы называть меня безумцем и смеяться надо мною? Клянусь великими богами, что я в лютейших мучениях сотру ваши тела!
— Растяните их и бейте палками без всякой пощады, – приказал он воинам, – и мы посмотрим тогда, придет ли их Бог к ним на помощь и освободит ли их из рук моих?
И мученики жестоко были биты воинами. Когда были мучеников, они говорили царю:
— Враг Божий! Поставь над нами еще хоть троих мучителей; сколько бы ты их ни звал и каких бы мук ни выдумывал, знай, что этим ты только приумножишь нам венцы.
— О, окаяннейшие из людей! — воскликнул царь. — Я сниму с вас ваши головы и вы ли ожидаете венцов на них?.. отвергните суетную веру свою и не губите себя за свое безумие!
Мученики отвечали:
— Тебя погубит Бог за то, что ты неповинно мучаешь Его рабов, не сотворивших никакого зла!
Тогда царь приказал воинам:
— Бейте их камнями по устам!
Схвативши поспешно в руки камни, слуги начали ими быть мучеников по устам, но не столько наносили вред им, сколько себе, так как до того обезумели, что этими самыми камнями сокрушали друг другу челюсти.
А святые говорили мучителю Максимиану:
— Беззаконник и богоненавистник! Ты без милости бьешь нас, ни в чем не повинных пред тобою, убьет же и тебя Ангел Божий и погубит весь нечестивый твой дом. Ты не можешь насытиться муками, коими мучаешь нас в продолжении стольких часов и с такою жестокостью, а тебя самого ожидают несравненно большие муки; очевидно ты не подумал о том, что мы имеем одинаковое с тобою тело, с тою лишь разницею, что твое — скверно и нечисто, а наше — очищено и освящено святым крещением.
Разгневанный еще более такими словами, мучитель Максимиан воскликнул:
— Клянусь великими богами, что я повелю отрезать у вас ваши языки, чтобы и другие, смотря на вас, научились не противоречить господам своим!
Мученики Христовы отвечали:
— Послушай, нечестивый мучитель! Если ты ненавидишь и мучаешь тех рабов, которые противятся своим земным господам, то зачем же ты принуждаешь нас противиться Господу Богу нашему? Или ты хочешь, чтобы и нас постигли те же муки, которые уготованы тебе?
— А скажите, – спросил мучитель, – какие муки уготованы мне?
— То, что уготовал Бог диаволу и ангелам его, – отвечали святые, – уготовал Он и вам, сосудам диавола; а именно: неугасимый огонь, червь неусыпающий, непрестанное мучение, вечную казнь, адскую погибель, тьму кромешную, где — плач и скрежет зубов и многие другие неисчислимые муки.
— Клянусь, отрежу у вас языки! — воскликнул мучитель.
— Безумец! — отвечали святые, – если ты отрежешь у нас те органы, коими прославляем мы Бога, то наши воздыхания еще легче дойдут до него и наши сердца еще сильнее возопиют к Нему, а изливаемая тобою наша кровь, как труба, возвысит свой голос к Владыке о том, что мы страдаем неповинно.
Услыхав такой ответ святых, нечестивый царь повелел заковать их в железные цепи и посадить в темницу, а имена и речи их записать в судебные книги.
Когда святых ввели в судебную палату, чтобы записать имена их, один из начальников оной, муж знатный, по имени Адриан, державшийся еллинского нечестия3, будучи свядетелем терпеливого и мужествнного страдания оных мучеников, приступив к ним, спросил их:
— Заклинаю вас Богом вашим, Коего ради вы так страдаете, — скажите мне по совести, какую награду ожидаете вы от Бога вашего за такие мучения? Думаю я, что вы надеетесь получить от Него нечто великое и чудное.
Святые мученики отвечали ему:
— Мы своими устами не можем выразить тебе, и ты слухом своим не можешь вместить, ни умом постигнуть тех радостей и преславных почестей, которые мы ожидаем получить от Владыки нашего, Праведного Воздаятеля.
— А из законодательных, пророческих и других книг вам не известно ли что об этом? — спросил Адриан.
И сами пророки, — отвечали святые, — не могли в совершенстве постигнуть умом тех вечных благ, так как они были такие же люди, как и мы; хотя они угождали Богу благою верою и добрыми делами и говорили то, что внушал им Дух Святой, но об оной славе и воздаяниях, которые мы ожидаем получить, в Писании говорится: “не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его ” (1Кор.2:9).
Услыхав такие слова, Адриан вышел на средину и сказал писцам, записывавшим имена мучеников:
— Запишите и мое имя с этими святыми, так как и я — христианин и вместе с ними умру за Христа Бога!
Писцы тотчас же отправились к царю и возвестили ему о том, что Адриан объявил себя христианином и просит их записать и его имя в число осужденных.
Услыхав об этом, царь удивился и разгневался и, призвав тотчас же к себе Адриана, спросил его:
— Ты лишился разумения, Адриан? Или и ты также хочешь злой погибели?
— Нет, — отвечал он, — я не лишился разума, а , напротив, от великого безумия пришел в здравый разум.
— Не рассуждай, воскликнул царь, а лучше проси прщения, сознайся пред всеми, что ты согрешил и вычерни свое имя из списка осужденных.
— С этих пор, — отвечал Адриан, — я начну умолять истинного Бога о том, чтобы Он простил мне мои грехи, которые я совершил, будучи язычником.
Разгневанный такими словами Адриана, царь Максимиан повелел тогда и его заковать в железные цепи и заключить в темницу вместе с теми мучениками, назначив день, когда предаст всех их на мучение.
Один из слуг Адриана, прибежав поспешно в его дом, возвестил госпоже своей Наталии, жене Адриановой, о том, что господина его заковали в цепи и отправили в темницу.
Услыхав о сем, Наталия пришла в великий ужас, горько, горько заплакала и, разорвав на себе одежды, спросила слугу:
— За какую же вину господина моего посадили в темницу?
— Будучи свидетелем того, — ответил слуга, — как некоторых людей мучили за имя какого-то Христа и за то, что не послушались царского повеления, не отреклись от своей веры и не принесли жертвы богам, господин наш просил писцов, чтобы и его имя они записали в число осужденных на смерть, так как хочет умереть вместе с ними.
— А ты не знаешь ли точнее, за что мучили тех мужей? — опять спросила слугу Наталия.
— Я же сказал тебе, — отвечал слуга, — что их мучили за некоего Христа и за то, что они не послушались царского повеления поклониться богам.
Тогда Наталия весьма возврадовалась духом, перестала плакать, сбросила с себя разорванные одежды и, надев самые лучшие, отправилась в темницу.
Дочь верующих в Бога и святых родителей, Наталия боялась ранее открыть кому-либо свою веру во Христа, которую хранила тайно, так как видела, какому лютому гонению и мучению подвергаются христиане со стороны нечестивых; теперь же, услыхав о том, что муж ее верует во Христа и записан в число осужденных на мучение, и она твердо решила объявить себя христианкой.
Войдя в темницу, блаженная Наталия припала к ногам мужа своего и, облобызав его оковы, сказала:
— Блажен ты, господин мой, Адриан, так как нашел такое сокровище, которого не наследовал от своих родителей: “тако бо благословится человек бояйся Бога “. Поистине, господин мой, ты теперь в таких юных летах своею верою во Христа собрал такое богатство, какого не приобрел бы даже и на старости лет, оставаясь в еллинском заблуждении. Теперь без печали пойдешь ты в будущую жизнь и найдешь такое сокровище, которого не получат там те, которые собирают себе большое богатство и приобретают имения.
Там уже не будет им времени на то, чтобы приобретать что-либо, или давать взаймы, или самим от кого занять, когда никто не может избавить от вечной смерти во аде и от мук геенских; там никто не поможет друг другу — ни отец сыну, ни мать дочери, ни великое земное богатство — собравшему его, ни рабы — господину своему, но каждый понесет свое наказание. Твои же все добродетели, господин мой, пойдут с тобою ко Христу, чтобы воспринять тебе от Него блаженство, уготованное любящим Его. Иди же к Нему с дерзновением, не боясь будущего наказания; ведь, ты уже теперь победил и огонь неугасимый и прочие муки.
Молю же тебя, господин мой, твердо пребыть в том звании в которое ты призван Божиим милосердием. Да не возвратит тебя с оного доброго пути ни сожаление о юной красоте, ни любовь к родным, ни друзья, ни богатство, ни рабы, ни рабыни, ничто земное: всё это придет в ветхость и истлеет; но имей пред очами своими только то одно, что — вечно, и не взирай на тленные и временные блага мира сего. Не увлекайся льстивыми словами сродников и друзей твоих, чтобы не отвлекли они тебя от веры своим лукавым советом. Возненавидь их ласки, отвергни их советы и не слушай обманчивых слов их; взирай только на одних, находящихся с тобою, святых мучеников, их словам внимай, их терпению подражай без всякого колебания. Не бойся ярости мучителя и различных его мук, всё это скоро окончится, а от Христа на небе Его рабам, страждущим за Него, будет вечная награда.
Сказав это, Наталия умолкла. Был уже вечер.
Адриан сказал ей:
— Теперь ступай домой, сестра моя, и спи спокойно, а когда я узнаю о времени, в какое нас выведут на мучение, я извещу тебя, чтобы тебе придти и видеть нашу кончину.
Встав от ног Адриана, Наталия подходила к каждому из двадцати трех узников и, припадая к ним, лобызала оковы их, говоря:
— Рабы Христовы! Молю вас, утверждайте сию Христову овцу; советуйте ему претерпеть до конца, указуя ему на будущее воздаяние, уготованное верным, приносящим кровь свою Христу Богу, подобно вам, принесшим Ему кровь свою, за каковое страдание ваше вы получите в награду вечное спасение. Присоедините и его душу к душам своим и будьте ему отцами вместо плотских родителей, которые были нечестивыми; укрепите его вашим святым советом в том, чтобы он, веруя несомненно, совершил страдальческий свой подвиг.
Сказав это, Наталия снова обратилась к Адриану, находившемуся в самой глубине темницы:
— Смотри, господин мой, – сказала она, – не щади своей молодости и красоты телесной: бренное тело будет пищею червей. Не помышляй ты об имении своем, о золоте и серебре, так как всё сие не принесет пользы на Страшном суде. Там никто никакими дарами не может искупить души своей от вечной погибели, так как никто не примет даров; только дни добрые дела святых душ примет Бог вместо даров.
Сказав это, Наталия ушла домой.
По прошествии нескольких дней Адриан, услыхав, что царь хочет уже вывести его вместе с прочими узниками на суд и мучение, обратился к святым мученикам с такою просьбою:
— Господа мои! — сказал он, – с вашего благословения мне нужно сходить в свой дом и позвать рабу вашу, а мою сестру Наталию затем, чтобы видеть ей наше страдание, так как я обещался позвать ее в час, назначенный для оного.
Святые дали ему свое благословение и поручились за него; Адриан, заплатив темничным стражам, отправился.
Один из горожан, увидев его идущим домой, поспешно прибежал к Наталии и возвестил ей, что муж ее освобожден от оков и подходит к дому.
Услыхав о сем, Наталия не поверила и сказала:
— Кто же мог освободить его? Не может быть, чтобы муж мой разлучился со святыми мучениками.
Во время разговора пришел также один из слуг и сказал:
— Знаешь ли, госпожа, что господин наш освобожден и подходит близко к дому?
Думая, что он отвергся Христа и за то освобожден, Наталия пришла в великую скорбь и горько зарыдала, а увидав в окно, что он уже близко подходит к дому, бросив из рук свою работу, поспешно встала и, затворив двери, громко сказала:
— Отойди от меня, отступник от Бога, обманувший Господа своего! Не могу я беседовать с отвергшимся от Боа и не стану слушать лживых слов. О, безбожник и окаяннейший человек! Кто побудил тебя взяться за дело, которого не мог довести до конца? Кто разлучил тебя со святыми? Кто соблазнил тебя удалится от содружества с оными? Что обратило тебя в бегство еще до выхода на брань? Ты не увидел еще врага, а бросил уже свое оружие; на тебя не выпущена еще стрела, а ты уже уязвлен! Удивилась я, думая, может ли быть что доброго от безбожного рода и нечестивого города? Может ли быть принесена чистая жертва Богу от потомка мучителя? Будет ли благоуханным для Вышнего кадило со стороны тех, кои проливают кровь неповинную? И что делать мне, окаянной, вышедшей замуж за сего нечестивца? Не удостоилась я звания супруги мученика, напротив сделалось я женою отступника; кратковременна была моя радость и перешла она в вечное поношение; была мне на некоторое время похвала среди жен, а теперь я буду иметь пред ними непрестанный стыд!
Блаженный Адриан, стоя за дверями и слушая слова Наталии, радовался душою и укреплялся на подвиг, горя еще большим желанием исполнить то, что обещал Христу Богу. Он удивлялся таковым словам молодой жены, недавно вступившей с ним в брак, так как прошло всего лишь тринадцать месяцев со дня их венчания.
Видя великую скорбь жены своей, Адриан, стуча в двери, начал просить ее, говоря:
— Отвори же мне, госпожа моя, Наталия! Не убежал я от мучений, как ты думаешь; нет, не мог я так поступить. Я пришел взять тебя с собою, как обещал, чтобы тебе видеть нашу кончину.
Не веря его словам, Наталия с упреком продолжала говорить ему:
— Вот как обманывает меня преступник, вот как лжет второй Иуда! Отойди от меня, чтобы не убить мне тебя!..
И не отпирала дверей.
— Отвори же скорее, – просил Адриан, – а то я уйду не увидев тебя и ты будешь скорбеть о том, так как мне нужно скорее возвратиться. За меня поручились святые мученики, и, если я не приду в назначенный срок, и о мне спросят начальники, а меня не будет, то святые мученики кроме своих мук должны будут понести таковые и за меня; но могут ли они понести мучения и за меня, когда они и так уже едва живы?
Услыхав это, Наталия тотчас с радостью отворила двери, и оба они припали друг к другу в объятия.
— Блаженна ты жена! — сказал Адриан. — Ты одна познала Бога, чтобы спасти мужа своего! Поистине, ты супруга, любящая мужа! Венцом за то будет тебе блаженство, так как ты, хотя и не терпишь сама мук, но соболезнуешь страданию мучеников своим участием.
Взяв жену свою, Адриан отправился вместе с нею.
Дорогою он спросил ее:
— А как же мы поступим с своим именьем?
Наталия отвечала:
— Оставь, господин мой попечение о земном, чтобы не совратило оно ума твоего; заботься и помышляй единственно о том, чтобы совершить тебе подвиг, на который ты призван. Забудь о всём мирском, тленном и душевредном, позаботься лучше о том, чтобы видеть и получить вечные блага, уготованные тебе и тем святым, с коими идешь путем Господним.
Войдя в темницу, раба Божия Наталия припала к святым мученикам и, лобызая оковы их, видела при этом, что раны их уже загноились и из них падали черви, а от тяжести железных оков, коими они были связаны, телесные составы их отпадали друг от друга. Наклонившись, она отирала гной от ран их. Потом немедленно послала она своих служанок принести из дома хорошего полотна и перевязок. Когда всё это было принесено, Наталия своими руками перевязывала раны страдальцев и, насколько могла, облегчала их нестерпимые страдания, прислуживая в темнице семь дней до самого изведения их на суд.
Когда настал день суда, царь Максимиан воссел на судилище и повелел привести к себе узников. Слуги тотчас же отправились в темницу объявить им царское повеление. Увидев, что они так изнемогли телом от тяжких ран, что и ходить даже не могут, слуги повлекли всех мучеников, как трупы скотов, связанных одною цепью; Адриана же вели позади всех, связав ему руки назад.
Когда они подходили к судилищу, было возвещено царю, что узники приведены.
— Ведите, – приказал царь, – сюда всех вместе, чтобы они видели мучение друг друга; ведите же их нагими, приготовленными к мучению.
Начальник темницы доложил царю:
— Царь! Те, кои были мучены раньше, не могут быть приведены сюда на испытание. Повели привести одного Адриана, так как он еще бодр и здрав телом и может понести различные мучения; тела же других загноились, сквозь раны их виднеются кости и, если начать их мучить снова, они, пожалуй, тотчас же умрут, не перенеся многих мук, им уготованных. Мы же не хотим того, чтобы умерли они от кратковременного мучения, как мало виновные, но дай им некоторое время на то, чтобы они выздоровели и поокрепли, чтобы понести им потом множайшия мучения за свои беззакония.
Тогда царь приказал ввести одного Адриана.
Раздев Адриана донага, слуги дали ему при этом и орудия казни, чтобы он нес их сам своими руками.
Святые мученики сказали ему:
— Блажен ты, Адриан, что сподобился понести крест свой и последовать Христу! Смотри же, не страшись, не возвращайся назад и не теряй своей награды; остерегайся того, чтобы не украл сокровища твоего диавол; не бойся видимых мук, но взирай на будущее воздаяние: смело приступи и посрами мучителя! Знай: “нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас” (Рим 8:18), которую мы надеемся получить по милости Господней.
Блаженная Наталия также сказала ему:
— Обратись, господин мой, умом своим к одному только Богу, и пусть сердце твое не страшится ничего! Мал труд, но покой бесконечен, кратковременно страдание, но слава мученическая вечна; потерпишь немного болезней и вскоре будешь радоваться с ангелами. Если ты, служа земному царю, заботился о собирании малых податей, не щадил своего здоровья и готов был умереть на войне, то не с большим ли мужеством теперь надлежит тебе понести всякие мучения и умереть за Царя Небесного, с Коим сам воцаришься!
Когда привели Адриана к нечестивому царю Максимиану, он, взглянув на него, спросил:
— Ужели ты пребываешь еще в своем безумии и хочешь мучением окончить жизнь свою?
— Я уже прежде говорил тебе, — отвечал Адриан, — что я не обезумел, но образумился и готов умереть в сей жизни!
Царь спросил:
— Не принесешь ли ты жертвы и не поклонишься ли богам, подобно тому, как я и все, которые со мною, кланяемся им и приносим жертвы?
— Безумец, — отвечал Адриан, — заблуждаясь сам, зачем же ты и других вводишь в то же заблуждение? Ты ведь не только себя самого подвергаешь погибели, но и весь народ, который слушает тебя, увлекаешь в ту же погибель, советуя и принуждая поклоняться бездушным истуканам, оставив истинного Бога, Творца неба и земли!
— Так ты считаешь наших великих богов малыми? — спросил царь.
— Я, — отвечал Адриан, — не называю их ни малыми, ни великими, ибо они — ничто.
Разгневанный мучитель приказал тогда жестоко бить его палками.
Блаженная Наталия, услыхав, что ее мужа начали бить, известила о том святых мучеников, сказав:
— Господин мой начал страдать!
Святые тотчас же начали молиться за него Богу, чтобы Он укрепил его в муках.
Царь же повелел мучителям приговаривать: “Не хули богов!”
Когда мученика били, он говорил царю:
— Если я мучаюсь за то, что хулю богов, которые не суть боги, то какое же мучение ожидает тебя за хулу Бога Живого и истинного?
— Ты научился говорить так дерзко, вероятно, у этих льстецов? — спросил царь.
Мученик отвечал:
— Зачем ты называешь льстецами наставников на спасение и вождей к вечной жизни? Вы большие обманщики, увлекающие людей в погибель!
Разгневанный Максимиан повелел четверым сильным слугам жестоко бить мученика толстыми кольями.
И когда били Адриана, он говорил:
— Чем более ты, мучитель, изобретешь мне мучений, тем больше исходатайствуешь мне за них венцов!
А блаженная Наталия о всем, что спрашивал царь и что отвечал ему Адриан, передавала святым мученикам.
— Пощади хоть юность свою, — продолжал увещевать мучитель, — и призови богов! Зачем тебе так напрасно и добровольно погибать? Мои боги — велики, и я весьма сожалею о тебе, видя, как тяжко ты мучаешься и как гибнет твоя красота!
— Я щажу себя, — отвечал мученик, — чтобы не погибнуть мне до конца!
— Призови же богов, — упрашивал мучитель, — они помилуют тебя, а я возвращу тебе прежний твой чин. Не должно сравнивать тебя с теми, которые находились с тобою в узах, так как ты человек благородный, сын знатных родителей и хотя молод, но достоин великих почестей; те же узники — бедняки, низкого происхождения и глупые невежды!
— Я знаю, — отвечал мученик, — что тебе известен мой род и происхождение; но если бы ты знал род тех святых и богатое наследие, которого ожидают они, ты бы один из первых припал к их ногам и просил их помолиться о себе и своими же руками уничтожил бы своих бездушных богов!
Разгневавшись еще сильнее, мучитель приказал четверым сильным слугам бить мученика по чреву.
И они били святого до тех пор, пока не прорвалось чрево и из него начали выпадать внутренности. Видя это, мучитель повелел перестать бить.
Блаженный Адриан был молод и нежен телом: ему было лишь двадцать восемь лет от роду.
— Видишь ли, — обратился к нему царь, — как я щажу тебя! Ты хоть одним словом призови богов и тотчас же они будут милостивы к тебе; а я призову врачей, чтобы они залечили твои раны, и сегодня же ты будешь находиться в моем царском дворце!
— Если ты обещаешь мне уход за мною врачей, — отвечал мученик, — и почет в твоем дворце и говоришь, что твои боги будут милостивы ко мне, то все-таки пусть они своими устами скажут мне, что они хотят дать мне, пусть скажут, какое благодеяние обещают они мне! И когда я услышу их слова, то принесу им жертвы и поклонюсь, как ты того желаешь!
— Не могут говорить они! — отвечал царь.
— А если они не могут говорить, — сказал мученик, — то зачем же и поклоняться им, немым и бездушным?
Во гневе и ярости мучитель повелел опять связать святого мученика с прочими узниками и заключить их в темницу, назначив день, когда выведет их на суд.
Тогда воины, взяв святых мучеников, одних повлекли, других, изнемогших от телесных страданий и не могущих ходить, несли на руках, а святого Адриана вели и снова заключили в темницу.
Блаженная Наталия ободряла его и утешала и, обняв, говорила:
— Блажен ты, господин мой, что сподобился участи святых мучеников! Блажен ты, свет очей моих, так как страдаешь ради Пострадавшего за тебя! Вот ты теперь идешь видеть славу Его и быть общником оной, ибо общник Его страданий будет причастником и славы Его. Во время сего разговора Наталия отирала кровь его и помазывала ею свое тело.
А святые мученики весьма радовались мужественному терпению Адриана и, приступив к нему, лобызали его, говоря: “Мир тебе, брат”.
А те, которые не могли ходить от тяжести ран, лежали на полу и ползком приближались к нему, чтобы лобызать его, и все говорили ему:
— Радуйся о Господе, возлюбленный брат, так как имя твое написано с прославленными рабами Божиими!
— Радуйтесь и вы, рабы Христовы, — отвечал Адриан, — вы получите венцы за вашу заботу обо мне! Молитесь же за меня ко Господу, чтобы Он укрепил меня, весьма изнемогшего телом, и чтобы восстающий на меня враг — диавол — ничего не мог сделать со мною!
— Уповай на Бога, — сказали святые. — Сатана не одолеет тебя: ты далеко отогнал его своим страданием. Мы сначала боялись за тебя, думая, что ты, как человек, будешь немощен, а теперь, видя твое крепкое терпение, мы более уже не сомневаемся в тебе и веруем, что при Божией помощи враг ничего не может сделать с тобою; поэтому не бойся: с тобою — Христос, Победитель диавола!
Вместе со святою Наталиею были и другие благочестивые жены, которые прислуживали святым, прикладывая к их ранам целебные лекарства и делая им перевязки, разделив при этом между собою мучеников так, чтобы каждая могла послужить своему всяким за ним уходом.
Узнав о том, что многие благочестивые женщины приходят в темницу и прислуживают узникам, прикладывая к их ранам лекарства, нечестивый царь запретил их допускать туда к узникам.
Видя, что женщинам нельзя было более приходить к мученикам, святая Наталия остригла на голове своей волосы, переоделась в мужское платье и, войдя в темницу в образе мужчины, одна прислуживала не только мужу своему, святому Адриану, но и всем прочим святым мученикам.
Перевязав раны мучеников, она села у ног Адриана и говорила:
— Молю тебя, господин мой, помнить наш союз и мое присутствие при тебе во время твоего страдания и желание тебе венцов; помолись ко Господу нашему Иисусу Христу, чтобы Он взял и меня с собою, чтобы, как жили мы с тобою вместе в этой многоскорбной и исполненной грехов жизни, так неразлучно пребыли и в оной блаженной жизни. Молю тебя, господин, когда предстанешь ты Христу Господу, принеси Ему первую о мне молитву; верю я, что все, о чем ни попросишь ты, даст тебе Господь, ибо молитва твоя любезна Ему и приятно прошение твое. Но ты знаешь нечестие граждан сих и безбожие царя, и я боюсь того, как бы не принудили меня выйти замуж за другого, нечестивца и язычника; тогда осквернится ложе мое и расторгнется союз наш. Молю тебя, соблюди супругу свою, как учит апостол, дай мне в награду за мое целомудрие умереть с тобою!
Сказав это, она встала и снова служила святым, подавая им пищу и питие, омывая и перевязывая их раны.
Благочестивые женщины, узнав, что Наталия в мужском одеянии служит святым, по ее примеру, также остригли волосы на головах своих и, одевшись в мужские одежды, по-прежнему входили в темницу и служили святым.
Когда нечестивому царю стало известно о том, что сделали женщины, а также и о том, что узники весьма изнемогли от гнойных ран и едва живы, он повелел принести к ним в темницу наковальню и железный молот, чтобы перебить мученикам голени и руки, сказав при этом:
— Пусть умрут они не обычною для людей насильственною смертью!
И когда мучители и убийцы-слуги принесли в темницу железную наковальню и молот, Наталия, увидав это и узнав причину их прихода, встретила их с мольбою о том, чтобы они начали с Адриана, так как она боялась, чтобы муж ее, видя лютое мучение и кончину других мучеников, не устрашился.
Мучители послушали Наталию и приступили сначала к Адриану.
А Наталия, подняв ноги мужа своего, положила их на наковальню; мучители сильным ударом молота по ногам мученика перебили ему голени и отбили ноги.
— Умоляю тебя, господин мой, раб Христов, — сказала Наталия, — пока ты еще жив, протяни руку свою, чтобы отбили ее и ты тогда сравняешься с прочими святыми мучениками, которые более пострадали, нежели ты!
Святой Адриан протянул к ней свою руку, а она, взяв ее, положила на наковальню. Мучитель, ударив сильно по руке молотом, отсек ее и тотчас святой Адриан предал душу свою в руце Божии от великих страданий.
Умертвив святого Адриана, мучители пошли с молотом и наковальнею к прочим мученикам, но они сами клали свои ноги и руки на наковальню и говорили:
— Господи, приими души наши!
После сего нечестивый царь повелел сжечь тела мучеников, чтобы христиане не могли взять их.
Услыхав о сем повелении царя, блаженная Наталия тайно взяла руку мужа своего и скрыла ее у себя, чтобы она не была сожжена.
Когда слуги мучителя разожгли печь и выносили тела святых мучеников из темницы на сожжение, святая Наталия и прочие благочестивые жены следовали за ними и собирали мученическую кровь в свои дорогие одежды и повязки и, храня у себя, мазали ею своитела. Кроме того, они скупили за деньги у слуг даже и их одежды, обагренные кровью мучеников.
Когда тела святых были брошены в печь, женщины со слезами воскликнули:
— Помяните нас, господа наши, в вечном покое вашем!
А святая Наталия подбежала уже к печи, чтобы броситься в огонь, желая принести себя вместе с мужем в жертву Богу, но была удержана от этого.
Вдруг загремел страшный гром, засверкала молния и пошел сильный дождь, который затопил все места водою и погасил самую печь. Объятые страхом, нечестивые мучители бежали, а многие из них на дороге падали мертвыми, поражаемые молниею.
Когда слуги мучителя разбежались, находившиеся там верные мужи вместе со святою Наталиею и прочими женами вынули из печи тела святых мучеников целыми, нисколько неповрежденными от огня, так что даже и волоса на них не обгорели.
Один благочестивый муж с своею женою, припадая к Наталии, начал просить ее и прочую братию, говоря так:
— Мы живем на краю города в уединенном месте; мы гнушаемся безбожия и не можем больше смотреть на то жестокое кровопролитие, которое творит нечестивый царь и поэтому не хотим более пребывать здесь и переселяемся в Византию. Дайте нам тела святых мучеников, мы перенесем их на корабль, увезем их отсюда с собою и там сохраним их до смерти нечестивого царя Максимиана; по смерти же его, если будем живы, мы возвратимся и привезем тела святых опять сюда, чтобы они были почитаемы всеми. Если же они ныне останутся здесь, то царь опять велит их сжечь и вы будете предателями тел, которые сохранил Бог от сожжения посредством дождя.
Все согласились и перенесли тела мучеников на корабль, чтобы отправить их в Византию; а ветер к отплытию корабля был благоприятен.
Между тем святая Наталия жила в своем доме, имея у себя руку любезного своего супруга, святого Адриана, которую она, помазав драгоценным миром и обвив порфиром, положила в изголовье своей постели, чего никто не знал из ее домашних.
Спустя несколько времени один знатный муж, саном тысяченачальник, пожелал жениться на Наталии, так как она была молода, красива собой и богата. Он просил царя, чтобы тот позволил ему взять за себя замуж жену Адрианову и царь согласился на этот брак. Жених немедленно же послал к Наталии знатных женщин с предложением своей руки. Но Наталия сказала им:
— Я рада вести, что такой муж хочет взять меня замуж; но прошу вас подождать до трех дней, чтобы приготовиться мне, так как я никак не ожидала, чтобы кто захотел так скоро сочетаться со мною браком.
Говоря это, блаженная Наталия замыслила бежать туда, куда были увезены тела мучеников.
Отпустив к тысяченачальнику присланных к ней женщин и обнадежив их, сама она, войдя в спальню свою, где хранилась рука святого Адриана, и павши на землю, с плачем взывала ко Господу:
— Господи Боже наш, Боже скорбящих и сокрушенных сердцем, призри на меня, рабу Твою, и не допусти, чтобы осквернилось ложе мученика твоего Адриана. Не забудь, Владыка, страданий раба Твоего, которые он претерпел ради святого Твоего имени! Милостивый Господи! Помяни преломление голений и отсечение рук его и прочих рабов Твоих, претерпевших ради Тебя, и да не напрасны будут их страдания. Помилуй ради их и меня и не допусти до сожительства с Твоими врагами. Ты, избавивший от огня святых оных, избавь и меня от намерения скверного человека!
Во время сей молитвы Наталия от изнурения и печали задремала и уснула тонким сном, и вот, в сонном видении ей явился один из святых мучеников и сказал:
— Мир тебе, раба Христова, Наталия! Верь, что Бог не презрел тебя и мы также не забыли твоих трудов, которые ты понесла своим уходом за нами во время заключения нашего в темнице; представь пред лицо Христа, мы молим Его о том, чтобы Он повелел и тебе поскорее придти к нам.
Блаженная же Наталия спросила его:
— А скажи мне, святой мученик, предстал ли с вами Христу Господу господин мой Адриан?
Мученик отвечал:
— Он прежде нас предстал пред Владыкою! А ты ступай и немедленно сядь на корабль и плыви туда, где находятся наши тела; там явится тебе Господь и приведет тебя к нам!
Пробудившись от сна, святая Наталия тотчас же покинула все и, взяв одну только руку святого Адриана, вышла из дома и, подойдя к берегу морскому, увидала корабль, как бы нарочито ее ожидающий и готовый отплыть в Византию. Войдя в оный, она увидала на нем людей обоего пола и всех христиан, бежавших от мучения нечестивого царя Максимиана, и воздала славу Богу.
Тысяченачальник же, узнав об отъезде Наталии, выпросил у царя на помощь воинов и, сев на другой корабль, погнался за нею. Когда корабль его отплыл от берега на тысячу стадий, подул на море противный ветер, который погнал корабль назад к берегу на то место, откуда он отплыл, и причинил ему большой вред, так что многие из бывших на корабле потонули. А христианский корабль, на котором была святая Наталия, плыл без всякой опасности. В полночь явился им диавол, как бы плывущий на корабле с востока, имея при себе людей наподобие моряков; диавол спросил христианских корабельщиков как бы голосом кормчего:
— Вы откуда и куда держите путь?
Те отвечали:
— Мы из Никомидии, плывем в Византию4.
Враг сказал им:
— Вы сбились с прямого пути, поверните корабль на левую сторону.
Говоря так, диавол хотел их обмануть и утопить. Христиане, поверив лживому совету и думая, что, встретившиеся им, действительно плывут с востока, начали направлять паруса и корабль налево; но вдруг явился им святой мученик Адриан, сиявший светом, и закричал громким голосом:
— Плывите по предпринятому пути и не слушайте слов врага, наверно приготовляющего вам погибель.
Сказав так, мученик, казалось, пошел вперед по водам, а диавол исчез вместе с своим кораблем.
Блаженная Наталия, встав, увидела святого Адриана, идущего впереди корабля и воскликнула:
— Вот мой господин!
И тотчас святой стал невидим.
Подул благоприятный ветер. Путешественники прибыли в Византию до рассвета и пристали к берегу, на котором вблизи находился храм, где были положены тела святых мучеников, и с радостью высадились.
Придя в храм к телам святых мучеников, святая Наталия с несказанною радостью припала к ним, лобызая их и проливая от радости слезы; приложив руку святого Адриана к его телу, она преклонила колена и долго молилась. Потом после продолжительной молитвы она встала и облобызала находящихся на оном месте братьев и сестер, так как там собралось много верных христиан, которые приняли ее с радостью, ввели ее внутрь дома и стали просить ее немного отдохнуть, так как видели, что она очень изнемогла от морского плавания. Когда она крепко заснула, ей явился во сне святой Адриан и сказал ей:
— Хорошо, что ты пришла сюда, раба Христова и дочь мученическая: приди в покой свой, уготованный тебе от Господа, приди и восприми должную тебе награду!
Встав от сна, святая Наталия рассказала свой сон находившимся при ней христианам и просила их помолиться о ней. После этого она уснула снова. Верующие чрез час пришли разбудить ее, но нашли ее уже скончавшеюся, ибо ее святая душа отошла в вечный покой ко Господу. Так, вскоре после страданий святых мучеников, и святая Наталия окончила свой мученический подвиг, хотя и без пролития крови. Много она спострадала святым мученикам, служила им в темнице и смотрела на их страдания, а также покинула ради целомудрия и дом свой и отечество, и в лике мучеников предстала пред Христом, Спасителем нашим, Коему со Отцом и Святым Духом воссылается честь и слава ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Тропарь, глас 4:
Мученицы Твои, Господи,/
во страданиих своих венцы прияша нетленныя от Тебе Бога нашего:/
имуще бо крепость Твою мучителей низложиша, /
сокрушиша и демонов немощныя дерзости, /
тех молитвами спаси души наша.
Кондак, глас 4:
Жены богомудрыя божественныя словеса, /
в сердце положив Адриане мучениче Христов, /
к мучениям усердно устремился еси, /
с супругою венец прием.