Богослужение Таинств Крещения и Миропомазания

Читать ещё: Богослужение Таинства Брака

Богослужение Таинств Крещения и Миропомазания

1. Молитва матери по рождении ребенка

Совершению Таинства Крещения предшествуют молитвословия, относящиеся к матери и рожденному ею младенцу. Матери они читаются в первый и сороковой день, а младенцу — в восьмой и сороковой дни.

Молитвы в первый день

По внегда родити жене Отроча преподают матери и ребенку благословение Божие. Святой Симеон Солунский говорит, что в этих молитвах родившей женщине и окружающим ее домочадцам даруется благодать освящения и очищения.
«Владыко Господи Вседержителю, родившую рабу твою исцели, восстави от одра, на нем же лежит…— молится священник.— Сохрани сию и младенца, покрой ю кровом крил Твоих… молитвами Богородицы и всех святых» (1-я молитва). «Владыко Господи,… днесь родившую сия отроча, помилуй и прости вольныя и невольныя ея прегрешения,… даждь ей скорое восстание, от скверны очисти, болезни исцели, здравие и благомощие души и телу даруй, и ангелы светлыми и сияющими сию огради… Рожденнаго же младенца сподоби поклонитися земному храму» (2-я молитва). И в третий раз молит священник Господа: «Призри с Небес… и прости рабе Твоей сей и всему дому…(немощи человеческого естества)» (3-я молитва).

Молитва о женщине, извергшей младенца

Этой молитвой Церковь приходит на помощь женщине, у которой произошло непроизвольное извержение плода зачатого ребенка. В первый день такого несчастья читается женщине эта молитва, вместо трех уже указанных.
В этой молитве священник просит Бога: «Прости ея вольныя и невольныя прегрешения, сохрани от всякаго диавольскаго кознодействия, скверну очисти, болезни исцели, здравие и благомощие телу с душею ея даруй, очисти от телесныя скверны,… возстави ю от одра, на нем же лежит. И всех обретающихся и прикасающихся ей по велицей Твоей милости… помилуй и прости».
«Женщина, когда рождает, терпит скорбь, потому что пришел час ее; когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир» (Ин. 16, 21). В этих словах Учителя и Господа Церковь усматривает глубокий смысл чадородия, которым спасается женщина, если пребудет «в вере и любви и святости с целомудрием» (1 Тим. 2, 15). Рождение младенца, таким образом, связано для матери-христианки с радостью жизни по евангельским заповедям, к которой будет приобщен и рожденный ею ребенок. «Просите и получите,— говорит Христос,— чтобы радость ваша была совершенна» (Ин. 16, 24). Рожденный младенец, как некогда и сама мать, будет введен в жизнь Церкви в Таинстве Крещения и получит от Бога Дар Святого Духа. Перед ним откроются тайны веры, Евангелия, Царства Небесного. Жизнь во Христе вместе со своим ребенком наполняет сердце женщины благодарным чувством к Богу. И радость обретения младенца заставляет ее забыть скорбь при рождении.

По-иному ведет себя сердце женщины, когда неожиданно для нее случается непроизвольное извержение плода зачатого ребенка. Радость не приходит в ее душу. Ее сердце скорбит о младенце, исключенном из жизни, изверженном ею. Скорбит она и о себе самой, пребывающей во грехах, которые отравляют все члены тела, все силы и свойства души, поражают недугом и тело, и сердце, и ум. Скорбь ее сменяется печалью. В душу может войти уныние оттого, что не было у нее достаточной решимости жить по евангельским заповедям и достойно хранить Дар Святого Духа, полученный в Крещении. Горестно и трудно женщине в эти минуты жизни. И Церковь, как Мать, понимает ее состояние и приходит к ней на помощь. В первый же день пастырь должен быть извещен о тяжком несчастье, происшедшем с женщиной, чтобы совершить в тот же день о ней молитву.
Согласно древней практике священник совершал эту молитву у одра женщины, предварив молитву о жене извергшей принятием покаянного исповедания грехов со стороны женщины, открывающего пастырю духовное ее состояние, чтением над ней разрешительной молитвы: «Господь и Бог наш Иисус Христос…» и наложением посильной епитимии.
Когда молитва «егда извержет» прочитана над женщиной в первый день ее несчастья, то в сороковой день читается молитва сорокового дня. В случае непрочтения этой молитвы в первый день, данная молитва и молитва сорокового дня совершается в день, когда женщина, оправившись от болезней, приходит в храм, то есть, начиная с сорокового в любой последующий ближайший день.
Если женщина родит, хотя и преждевременно, но живого младенца, то в случае его смерти сразу же по рождении над материю следует читать обычные молитвы жене-родильнице, а не молитву «егда извержет».
В приходской жизни священник соприкасается с такими случаями, когда молитвы «егда извержет» просят совершить о себе женщины, извергшие зачатый в них плод по своей воле. На священнике в этом случае лежит прямая обязанность разъяснить женщине, что с первых веков христианства Святая Церковь считает исключение человека из книги жизни, из домостроительства спасения людей Сыном Божиим, несовместимым с евангельским учением. Поэтому уже в первом веке Церковь требовала от женщины: «Не умерщвляй дитяти в зародыше»,  убеждая ее отстать от языческого взгляда на этот вопрос.
Церковь всегда смотрела на зачатый во утробе матери плод как на человека. Она установила праздники зачатия святого Иоанна Предтечи, зачатия праведной Анной Пресвятой Девы Марии, утверждая эту мысль. И когда женщина пренебрежет требованием Церкви, то она, по слову Христову, оказывается виновной в нарушении заповеди древней (Мф. 5, 21).
Чтобы помочь женщине, волею извергшей младенца, с должным духовным разумением перенести последствия своего греха, Церковь определила ей, в отличие от женщины, извергшей невольно, длительное время покаяния.
Требник митрополита Киевского Петра Могилы говорит: «В исповедании известно испытай, каковем образом сие извержение приключися ей: … аще волею коим-либо образом сие ключися, убийство сотворила есть; сего же убо ради от святых правил рассудив, накажи (наставь) ю, и епитимию по силе наложив, разрешением обычным разреши».
Из этих слов Требника видно, что женщине, извергшей младенца по своей воле, молитва «егда извержет» в храме не читалась, а совершались о ней молитвословия Таинства покаяния. По разрешительной молитве ей давались пастырские советы, направленные на видение и глубокое переживание ею своих грехов, сознание своей вины перед Богом и исповедание твердого намерения не возвращаться к совершению греха.
Этому намерению помогает желание женщины видеть себя в свете правды Божией, которая свидетельствует, что извержение младенца волею готовится в ее душе преобладанием в ней эгоизма, черствости, внутренней жестокости и иных греховных начал, что убеждает ее идти на это. И покаяние только тогда принесет облегчение душе, когда женщина будет исповедана пред Богом о всей совокупности греховных навыков, связанных прямо или косвенно с лишением младенца возможности участвовать в ее жизни.
Извержение младенца морально угнетает душу женщины и тем самым нарушает доброжелательную атмосферу в ее семье, где наблюдается потеря согласия, мира, взаимопонимания между членами семьи (ср. Быт. 4, 11—12) во многих вопросах жизни. Грехом одной грех входит во многих и разделяет, отчуждает членов семьи друг от друга. Семья  — единое целое не только телесно, но и духовно. И вина матери является одновременно и виной отца, когда с его согласия греховное начало в женщине берет верх над благоразумием и доброй совестью.
Женщина-мать вместе со своим супругом несет ответственность перед Создателем Богом за участь младенца в загробном мире, хотя суд над ним предоставлен Самому Богу, Его Святому Промыслу. Молитва родителей о нем, особенно матери, облегчает его участь, приклоняя любовь и милосердие Божие к нему.
Церковь усматривает необходимость в покаянном изменении сердца и умиротворении совести согрешившей матери. А в молитвах о безымянных младенцах, совершаемых в домашнем молитвенном правиле, и в доброделании Она видит необходимую духовную жертву ради благой загробной участи этих младенцев.
При непременном условии Покаяния и епитимии священник не нарушит церковных правил, допуская женщину, волею извергшую зачатый плод, к участию в богослужении Церкви, а по истечении срока епитимии — и в Таинстве Святого Причащения.

Молитвы сорокового дня

Храм — это особое место молитв и благодатного общения человека с Богом в Богослужении и Таинствах Церкви. Поэтому в 40-й день мать с ребенком приходит в храм и может участвовать в богослужении не иначе, как с благословения и молитвы о них священника.

Сороковой день по рождении младенца определен Законом Божиим для посвящения младенцев Богу. Ранее этого срока мать, родившая ребенка, не может ходить в храм. До сорокового дня после родов женщина по Закону «ни к чему священному не должна прикасаться и к святилищу не должна приходить, пока не исполнятся дни очищения ее» (Лев. 12, 4; Лк. 2, 22). В Ветхом Завете матери в сороковой день приходили в храм, чтобы принести жертву о грехе и вступить в общение с Богом.

Матерь Божия, Пресвятая Дева Мария, также исполнила этот Закон и принесла в храм Иерусалимский Богомладенца Христа (Лк. 2, 22—39). По Ее примеру, Православная Церковь требует от матери-христианки сорокадневного очищения. В сороковой день по рождении она обязана прийти в храм для принятия разрешения участвовать в богослужении и Таинствах и для крещения своего младенца.
В первых двух молитвах священник испрашивает у Господа благословения для женщины, чтобы ей ходить в храм и достойно причащаться Тела и Крови Христовых.
Для женщины-матери ее воцерковление есть возвращение в храм Славы  Божией,  от  которого  она  была отдалена  на  сорок дней  из-за  «недуга и слабости». Она возвращается в Церковь для приобщения Телу и Крови Христовых. «Мир всем», — говорит священник, и это означает, что воцерковление происходит во время собрания верующих и есть возвращение этой женщины к внешнему единству со всей христианской общиной. И читается ей молитва, в которой иерей просит Бога: «Господи Боже Вседержителю… Тебе молимся и Тебе просим: Твоею волею… очисти (рабу Твою) от всякого греха… да неосужденно сподобится причаститися Святых Твоих Тайн… И сподоби ю честным Твоим пресвитерством входа храма славы Твоей… творяй ю достойну и причащения честнаго Тела и Крове Твоея…» (2-я молитва).
Вхождение матери с ребенком в храм символизирует собой ее приход в Церковь для подготовки своего ребенка к духовному рождению в Таинстве Крещения и, если есть к этому необходимость, она сама становится участницей совершающегося над младенцем Таинства.
Высший смысл и радость этого обряда могут быть найдены в свете тайны Девы Марии, Матери Христа. Когда мать стоит у входа в храм, держа на руках своего младенца, готовая принести его и свое материнство Богу, она встречает другую Мать с другим Младенцем на руках: икону Богоматери. Своими молитвами Церковь объединяет два материнства, наполняет человеческое материнство неповторимой радостью и полнотой Божественного Материнства Девы Марии. И эту-то благодать материнства получает при воцерковлении каждая мать, когда приносит своего ребенка Богу. И эта благодать дает ей право присутствовать при богослужении Таинств Крещения и Миропомазания своего ребенка, когда они совершаются после 40-го дня.

2. Схема богослужения Таинств Крещения и Миропомазания

Молитвы младенцу, предваряющие крещение

Наречение имени
Молитвы 40-го дня (3-я и 4-я молитвы)

Чин оглашения

Разрешение от одежд
Чтение молитвы во еже сотворити оглашенного
Чтение четырех молитв запрещения злых духов
Отречение от сатаны
Сочетание Христу
Завершительная молитва чина оглашения

Чин крещения

Возжигание свечей, каждение купели
Возглас: «Благословенно Царство…»
Мирная ектения, молитва священника о себе и молитва на освящение воды
Молитва на освящение елея и помазание им воды при пении «Аллилуия» и крещаемого с произнесением слов: «Помазуется раб Божий…»
Тайносовершительные слова и само крещение младенца (или взрослого)
Пение псалма 31
Облачение крещаемого в белые одежды с возложением креста

Чин миропомазания

Чтение молитвы и помазание святым Миром новокрещенного
Хождение вокруг купели
Чтение прокимна, апостола, Евангелия
Чтение трех молитв и омовение помазанных святым Миром частей тела
Чтение двух молитв и пострижение волос у крестившегося
Сугубая ектения и отпуст

Воцерковление

Введение во храм со словами: «Воцерковляется…»
Причащение Святых Христовых Таин
Отпуст

3. Символика Таинства Крещения

Богослужение Таинства Крещения отображает процесс, в котором человек, наученный основным истинам веры Христовой, в покаянном делании осудивший свои грехи и заблуждения, поставляется пред Христом Спасителем, чтобы стать рожденным от «воды и Духа»  (Ин. 3, 5) участником Царства Божия и сыном Святой Христовой Церкви.
Таинство Крещения символизирует духовное рождение человека. Ради смерти на Кресте Сына Божия за грехи людей крещаемому подается в этом Таинстве особая благодать Божия, чтобы постоянно пребывать в нем как «семя жизни», скрытое и сокровенно действующее, «помогающее жить по-христиански и преуспевать в духовной жизни».
С момента Крещения жизнь нового члена становится церковноличной, то есть будет заявлять о себе взаимосвязью с жизнью Церкви: ее богослужением, Таинствами, опытом спасения, священнодействиями. Сам человек получает новое духовное бытие, тело и душа его становятся храмом, уготованным «к восприятию священнословий и священнодействий» Церкви. Ему открывается с этой минуты «путь восхождения к Небесному наследию» (Св. Дионисий Ареопагит. «О небесной иерархии»).

4. История формирования чинопоследования Крещения

Таинство Крещения установлено Господом Иисусом Христом. В одно из Своих явлений ученикам Воскресший Христос сказал им: «Дадеся ми всяка власть на Небеси и на земли. Шедше убо научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, Учаще их блюсти вся, елика заповедах вам» (Мф. 28, 19). Принимая во внимание еще и слова Спасителя, сказанные Никодиму: «Кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие» (Ин. 3, 5), можно увидеть, что форма совершения Таинства и священнодействия его получили прямое установление из уст Самого Христа. К ним относились научение основным догматам православной веры, покаяние в грехах и заблуждениях, тайна духовного рождения при погружении в воду Крещения во имя Отца и Сына и Святого Духа. В обязанность апостолов и их преемников вменялся еще и постоянный бдительный надзор после Крещения, чтобы человек научился соблюдать все, заповеданное Христом.
На первых порах Церкви Христовой при обилии благодатных даров не было строгой последовательности в совершении Крещения, не было и большой продолжительности в подготовке лиц, принимающих это Таинство. Так, апостол Филипп, посланный ангелом, окрестил евнуха царицы Кандакии (Деян. 8, 38). Апостол Павел, после чудесного явления ангела в темнице, тотчас же крестил уверовавшего в Спасителя темничного стража и его семью (Деян. 16, 33). Апостол Петр неотложно крестил сотника Корнилия и его домочадцев (Деян. 10, 47).
Но такой исключительный характер существования Церкви Христовой не мог быть продолжительным и потребовал от иерархов Церкви необходимость ввести определенный порядок в подготовке к Таинству Крещения и в совершении его чинопоследования.
Мужи апостольские (I — нач. II вв.) совершали крещение с апостольской простотой. В последование Крещения при них входило: 1/ оглашение (наставление в истинах веры); 2/ покаяние с отречением от прежних заблуждений и грехов; 3/ устное исповедание веры во Христа и 4/ само духовное рождение при погружении в воду Крещения с произнесением слов: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа».
В конце II и в III веках в чин Крещения вводится ряд новых действий: чтение заклинательных молитв перед Крещением, отречение от сатаны, сочетание Христу, освящение воды перед погружением крещаемого и помазание всего тела елеем. В это же время входит в обычай облачать новокрещенного в белые одежды и надевание (возложение) креста.В IV и V веках составляются многие молитвы, которые и теперь существуют в чинах оглашения и освящения воды.
Чинопоследование этого Таинства, сформировавшееся в Византии к X веку, перешло и на Русь. Оно совершалось в согласии с указанием Требника.

Наречение имени

В первый период богослужебного порядка на Руси наречение имени совершалось в храме в восьмой день. Это видно из жития преподобного Феодосия Печерского. Примечателен обычай многих лиц при принятии имен христианских оставлять за собой и имена языческие. Под этими именами были известны Владимир, в святом крещении Василий, Борис — Роман, Глеб — Давид и другие. Эта практика сохранялась в единообразии до XV века, когда в Требниках стали помещать молитвы «о дитяти», «о родильнице и женах, присутствующих при рождении» и «о бабе», принимающей роды.В рукописном Требнике этого времени (XV век) все эти молитвы составляют самостоятельную главу с надписью «Молитва дитяти имя нарещи». Порядок чтения молитв в ней следующий: молитва на наречение имени, молитва матери, прилучившимся женам, храму (дому) и бабе (акушерке).
В XVI веке количество и разнообразие молитв возрастает. Появляются молитвы с одним общим названием «Молитвы роженице и младенцу». Они отделены от молитв, которые читались в восьмой день после рождения младенца и имеют особую надпись. Когда нужно будет «имя нарещи младенцу, — говорится в одном памятнике этого времени, — тогда станет иерей вне храма (дома) в дверях и речет молитву прежде «храму, в немже младенец родися», а затем «молитву жене, егда родит». После этих молитв священник кадил весь дом и, знаменуя крестообразно дитя, читал молитвы «имя нарещи младенцу», «жене по рождении и всем женам прилучившимся» и «бабе», принимавшей роды.
Имя новорожденному младенцу давалось по воле родителей в честь одного из святых, чтимых в Русской Церкви. Поэтому каждый славянин должен был носить одно имя, но на деле выходило так, что до реформы, произведенной Петром Великим, многие русские носили по два имени. Имя нарекалось или отцом семейства, или священником.

Молитвы сорокового дня

Практика чтения сороковых молитв перед Крещением младенца имеет глубокие исторические корни. Известно, что в X веке в Константинополе детей не крестили очень рано. Они подходили ко Крещению по степенно: в 8-й день по рождении они получали имя, в 40-й день воцерковлялись, «становились христианами», как говорят источники, еще пере, Крещением. Они получали право входить в храм и слушать чтения. Становились оглашенными — «иже ко просвещению» — на 4-й седмице Великого поста, вероятно, несколько лет спустя. Затем отрекались от диавола и сочетались Христу в Великий Пяток, во врем чинопоследования, которое совершал Патриарх перед вечерней с Литургией Преждеосвященных Даров. И, наконец, на вечерне Великой субботы они получали Крещение и Миропомазание от Патриарха, пока храме читались паремии Великой субботы.
Согласно памятникам XIV века воцерковление младенца и чтение очистительных молитв матери совершалось в сороковой день. Во всех Требниках этого времени оно предшествует Таинству Крещения.
После наречения имени и воцерковления, младенца готовили к Крещению через наставление в христианской вере, именуемое оглашением.

Чин оглашения

Оглашение связано с разъяснением основных истин христианства изложенных в Символе веры, заповедях Божиих и молитве Господней.
Оглашенным, то есть получающим наставление в истинах веры человек становится через церковную молитву о нем. В храме эту молитву совершает епископ или же по его благословению пресвитер, готовящий человека к Таинству Крещения. Участвует в этой молитве и церковная община, в общение с которой оглашаемый вводится благословением священника.
Обучение основам христианской веры известно уже было в апостольский период. О сотруднике апостола Павла Аполлосе в книге Деяний апостольских сказано: «Сей оглашен был пути Господню» (Деян. 18, 25).
Со II века устанавливается строго определенный порядок и в подготовке к Крещению, и в его совершении. Готовящемуся приступить к Таинству Крещения надлежало прийти к епископу и засвидетельствовать перед ним, преемником апостольского служения, свое желание стать членом Церкви. Получив от поручителей сведения о нравственных качествах его души в семейной и общественной жизни и искренности его обращения,    епископ    благословлял    занести    его    имя    в    церковный «катастих» — книгу, содержащую список оглашенных и членов церковной общины для молитвы и поминовения за богослужением. Вместе с испытанием оглашенному назначалось покаяние. Поэтому чин оглашения часто совершали в дни Великого поста, как особо предназначенные для молитвы и покаяния.
В древности приготовление ко Крещению было длительным по времени — от 40 дней до трех лет. В этом приготовлении особое место отводились деятельности восприемника-свидетеля, вникавшего в существо жизни оглашенного и становившегося свидетелем пред епископом или пресвитером искренности намерений приходящего стать членом Церкви.
Восприемники поручались пред Богом за твердость обещаний оглашаемого и брали на себя обязанность быть непосредственными помощниками пастыря в деле научения оглашаемого истинам веры, нормам христианской нравственности, законам молитвы, а также поведению за богослужением. К восприемникам священник обращается перед каждым молитвословием чина с призывом: «Господу помолимся». Совместная молитва священника, восприемников и членов общины направлена на то, чтобы отрешилась его (оглашаемого) ветхость и он исполнился силы Святого Духа и через соединение со Христом соделался чадом Царствиия Божия.

При крещении младенцев молитва об оглашенном совершается на том месте, где и само Крещение. Когда же готовятся к Крещению взрослые люди, то молитве об оглашенном предшествует чинопоследование принятия их в Церковь. Иноверцев: иудеев, магометан, язычников и прочих, над которыми не было совершено Таинство Крещения во имя Святой Троицы, готовят — в соответствии с практикой Древней Церкви — на протяжении сорока и более дней. Когда новообращенный засвидетельствует перед пастырем, как представителем церковной иерархии, искренность и осознанность своего обращения к христианской вере, то ему нарекается христианское имя, чем полагается начало первоначального союза между ним и Церковью, затем происходит оглашение первое, состоящее из отречений от прежних заблуждений в вере, на следующий день — оглашение второе, при совершении которого оглашаемый свидетельствует свою веру в догматы Церкви. В завершение бывает оглашение третье, содержащее «молитвы во еже сотворити оглашеннаго».
«Желающий огласиться, — говорится в Постановлениях Апостольских (IV век), — пусть оглашается три года, но если кто прилежен и имеет благорасположение к делу (Крещения), да будет принят; ибо ценится не время, но говение» (кн.8, гл.32). Безотлагательно Крещение совершалось только в случае опасной болезни новокрещаемого, с тем условием, чтобы по выздоровлении он был надлежащим образом научен истинам святой веры (Лаодиок. Собор, прав. 47).
Оглашенные весь период подготовки к Крещению проводили в посте и молитвах, посещали церковные службы и с сердечным сокрушением каялись в содеянных грехах. В храме они находились до возглашения диакона: «Елицы оглашеннии Изыдите».
В Иерусалимской Церкви в IV веке оглашаемые слушали толкование Священного Писания ежедневно в течение 3-х часов. Оглашение продолжалось 7 недель, а по окончании этого срока им давался для заучивания Символ веры. В это время и в Иерусалимской, и в Константинопольской Церквах чин оглашения совершался торжественно. Благодатные впечатления этих дней позволяли новокрещенным сохранять произносимые ими обеты до конца жизни, исполняя их своими делами.
В последующее время, когда целые государства принимали христианство, преобладающее большинство среди крещаемых стали составлять дети до семи лет. Это привело к сокращению чина и самого периода оглашения.
В Русской Церкви сведения о совершении огласительных молитв чина начинаются с XI—XII веков. В указанный период чтение этих молитв совершалось в различное время: для болгарина, половчанина и чухонца оно начиналось за 40 дней, для славянина за 8 дней до Крещения. Для ребенка чтение молитв соединялось с самим Крещением. Мо­литвы огласительные были те же самые, какие читаются и в настоящее время, с тем только различием, что каждая читалась по 10 раз.

Молитвы запрещений в чине оглашения

Помимо научения оглашаемого истинам веры в чинопоследование входят молитвы запрещения нечистых духов. Чтение их всегда было и остается важным и ответственным моментом в деле подготовки оглашаемого к Таинству Крещения. Именем Божиим изгоняли из людей нечистых духов апостолы. «И бесы нам повинуются о Имени Твоем»,— говорили они Христу (Лк. 10, 7). Тем же оружием изгоняли бесов и христиане.
В Древней Церкви, начиная с конца II века, заклинатели были не только священники, но и специально на то посвященные лица — экзорцисты. По благословению епископа они читали заклинательные молитвы над нуждающимися в них.

В основу молитв запрещения положено призывание Имени Божия и воспоминание земной жизни Господа Иисуса Христа, который пришел в мир разрушить мучительство диавола и победить «сопротивные силы». «Всякий демон, — говорит святой мученик Иустин Философ, — побеждается и покоряется через призывание Имени… Сына Божия, «перворожденного всей твари» (Кол. 1, 15), Который родился от Девы и сделался страждущим Человеком, был распят… и умер, и воскрес из мертвых, и вознесся на Небо».
Чтение этих молитв во время приготовления ко Крещению всегда было делом важным и ответственным и для священника, и для оглашаемого. В деле подготовки ко Крещению огромное значение имеет сила произносимых молитв, сочетаемая с дерзновением иерея и верой оглашаемого.
В Древней Церкви запретительные молитвы читались над оглашаемым в течение нескольких дней. Святитель Симеон Солунский (XIV в.) указывает, что «не однажды только надобно читать положенные в начале (чина Крещения) заклинания и другие молитвы, а несколько раз. Ибо в Требнике написано читать их восемь или десять, так как в Церкви в древности было обыкновение, чтобы оглашающие иереи в каждый из семи дней прочитывали их над крещаемыми, а в восьмой день — … архиерей или имевший крестить иерей».
В Русской Церкви в XIV веке чин оглашения удерживал многие особенности. Огласительные молитвы читались также по десять раз. Слова четвертой молитвы «Изжени от него…» произносились единожды. Вопросы об отрицании от сатаны произносились раздельно и пять ответов на них повторялись по трижды.
В XV веке огласительные молитвы читались по три раза каждая. Практика читать их по десять раз соблюдалась только при крещении старых евреев.
В XVI веке число огласительных молитв оставалось тем же. Но в практику начал входить обычай читать их один раз, хотя допускалось читать их три и даже четыре раза.
При Крещении иноверцев продолжали читать до десяти раз. Перед чтением молитв священник троекратно дул в лицо крещаемого и благословлял чело, уста и грудь его. Те же части тела благословлялись при однократном чтении слов «Изжени от него всякого лукавого и нечистого духа».

Отречение от сатаны

Наряду с молитвами запрещения Церковь требовала от оглашаемого отречения от сатаны.
Об обряде отречения свидетельствует вся древняя церковная практика. Постановления Апостольские предписывают иереям научить оглашаемого, как совершить это отречение. Дионисий Ареопагит пишет, что оглашаемые совершали дуновение и плюновение на диавола, знаменуя тем его осуждение (О церковной иерархии, гл.З). Святой Григорий Богослов свидетельствует: «Приступающие ко крещению отрицались от диавола не только словами, но и самым делом, одеждою и телодвижением. Ибо без одежды и обуви стояли, простирая руки на запад» (Слово о Крещении). О таком образе отречения, сохраняемом со времен апостольских, говорит и святой Василий Великий в первом Тайноводственном поучении. Поэтому чин отречения является необходимым элементом в подготовке ко Святому Крещению.
На Руси отрицание от сатаны в XI—XII вв. произносилось пятнадцать раз вместо трех. Это происходило от разделения нынешнего вопроса «Отрицаешься ли сатаны и всех дел его…» на пять частей и повторения их до трех раз. После каждого из трех вопросов крещающийся или восприемник говорил: «Отрицаюсь».

Отрицание от сатаны происходило с поднятием рук к небу, как это предписано делать и в настоящее время. Нифонт, епископ Новгородский, объясняя значение этого обряда Кирику, говорил, что «этим гнали невидимого врага».
В XIV веке чин оглашения удерживал многие особенности. Огласительные молитвы читались также по десять раз. Слова четвертой молитвы «Изжени от него всякий лукавый и нечистый дух…» произносились единожды. Вопросы об отрицании от сатаны произносились раздельно и пять ответов на них повторялись по трижды.
На беса дули, но не плевали.
В XV веке слова «Изжени от него…» произносились однажды. Относительно вопросов крещаемому об отречении от сатаны стала входить практика, сходная с нынешней.
Вместо дуновения на диавола начали употреблять более выразительное действие — плюновение. Практика прежнего времени — только дуть — тоже сохранилась. Выбор действия предоставлялся совершителю Таинства.
В XVI веке число вопросов и ответов при отрицании сатаны осталось прежним. Отречение оканчивалось или троекратным дуновением на запад, или плюновением вместо дуновения. И делалось это один или три раза.

Сочетание Христу

Сочетание Христу всегда было одним из центральных моментов оглашения. Первые упоминания о нем относятся ко II—III векам. Произносимые обеты требовали от крещаемого верности до конца жизни. Единение со Христом со стороны оглашаемого выражалось чтением Символа веры.
Уже в IV—V веках утвердился обычай исповедовать веру приступившим ко Крещению «в словах точных и определенных, по установленной форме, при этом громко, во всеуслышание, с места возвышенного, в присутствии верующих». О таком обычае, существовавшем в Риме, говорит блаженный Августин.
В Русской Церкви сохранялся общий порядок сочетания Христу, но с местными особенностями. В XIV веке вопрос о сочетании Христу выражался словами: «Обещаваешися ли Христу?» После поклонения Богу оглашаемого не было восклицания священника: «Благословен Бог, всем человеком хотяй спастися и в разум истины приити».
В XV веке этот возглас все еще не произносился. В XVI веке вопрос о сочетании Христу выражался теми же словами: «Обещаваешися ли Христу?» После слов священника «И поклонишися Ему» восприемник с младенцем кланялись, не произнося никаких слов. Символ веры вместо восприемника иногда читал диакон.
Оглашение заканчивалось, как и ныне, чтением молитвы «Владыко Господи Боже наш, призови раба Твоего», после чего священник и все остальные входили в храм. До этого времени оглашаемый мог находиться только пред вратами храма. И все подходили к купели Крещения.

Чин Крещения

Каждый крещаемый — и младенец, и взрослый — нуждается в помощи восприемников. По разумению Церкви, ими могут быть верующие люди православного исповедания, сознательно вникающие в смысл Священного Писания, Таинств и священнодействий Церкви и понимающие его в соответствии с церковным учением. В лице восприемников Церковь видит «хранителей веры и благочестия», соучастников Предания Церкви — той жизни и Истины, которые дарует Господь.

По правилам Церкви необходимым считается один восприемник: мужчина для крещения лиц мужского пола и женщина для крещаемых женского пола. Так было и в Древней Церкви.
Церковь всегда совершала крещение младенцев наряду с крещением взрослых. Когда ученики Спасителя возбраняли приведшим к Нему детей, чтобы Он возложил на них руки и помолился, Сам Христос сказал: «Не препятствуйте им приходить ко Мне» (Мф. 19, 14). Священное Писание нового Завета упоминает о крещении нескольких семей: апостолом Петром — дома Корнилия (Деян. 10), апостолом Павлом — темничного стража и всех его домочадцев (Деян. 16, 33), начальника синагоги со всем его домом (Деян. 18, 8), дома Стефанова (1 Кор. 1, 16), несомненно, указывая на присутствие в них детей.
Для послеапостольского времени практика крещения детей вполне очевидна.  Ориген  (II—III  вв.)  свидетельствует,  что  «Церковь приняла предание от апостолов преподавать Крещение и младенцам». Святой Ириней, епископ Лионский, и учитель Церкви Тертуллиан также свидетельствуют, что крещение детей было обычным явлением. В Постановлениях Апостольских имеется указание, что детей следует крестить прежде взрослых. Во времена святого Киприана Карфагенского считалось неполезным откладывать Крещение даже до восьмого дня. По свидетельствам святых Иоанна Златоуста и Амвросия Медиоланского, крещение детей было общепринятой практикой.
В Русской Церкви в первый период ее богослужебной жизни было принято крестить ребенка в сороковой день по рождении. В XI веке основанием для такого обычая усматривалась нечистота матери, продолжающаяся 40 дней. Указание на подобную практику находим в житии преподобного Феодосия Печерского и в первых русских летописях.
В XIV веке преобладал обычай, отображенный в 22-м правиле Никейского (1 Вселенского) Собора: «…Женщины пусть будут восприемницы детей женского пола, а мужчины восприемниками мужского пола». Иметь несколько восприемников при Крещении было исключением в это время.
В XV веке случаи иметь при Крещении двух восприемников были повсеместны. Церковная иерархия обличала такой обычай как неправомерный. В XVI веке иметь двух восприемников было уже делом обычным.

Освящение воды

Практика Древней Церкви требовала освящения воды перед погружением в нее крещаемых. Она прослеживается как явление церковной жизни со II—III веков.
Священномученик Киприан, епископ Карфагенский, писал, что «вода должна быть прежде освящена священником, чтобы при Крещении она могла омыть грехи человека крещаемого».
В жизнеописании святой мученицы Пелагии (III век) повествуется о крещении ее епископом Калионом. «Епископ, подняв к небу руки, начал молиться. Вдруг внезапно истек пред ним из земли источник воды живой. Увидев такое чудо, епископ прославил Бога, но был смущен тем, что стыдился крестить Пелагию обнаженной. После его второй молитвы Пелагия увидела двух светоносных юношей, стоящих у источника и держащих в руках своих светлые покрывала. Тогда епископ освятил воду, произнеся над нею такую молитву: «Царь всей твари, творящий Ангелами своими духов, служителями Своими — огнь пылающий, сделай меня достойным принести Тебе духовную жертву — эту девицу, которую Ты мне послал. Причти ее к лику избранных Твоих, дабы в день Царствия Твоего и она с пятью мудрыми девами вошла в чертог Христа Твоего с возжженными светильниками». Совершив молитву, епископ сподобил святого Крещения блаженную Пелагию во имя Отца, и Сына, и Святого Духа и причастил частицей Тела Христова.

В житии святителя Василия великого (IV век) говорится о его Крещении. «Купив себе белые одежды, какие требовалось иметь принимающим Крещение, Василий отправился в Иерусалим, где просил епископа Иерусалимского Максима крестить его в Иордане. На берегу реки Василий пал на землю и со слезами молил Бога, чтобы Он явил ему какое-либо знамение для укрепления веры. Потом, с трепетом встав, он снял свои одежды, а вместе с ними «отложил ветхого человека» (Еф. 4, 32) и, войдя в воду, молился. Когда святитель подошел, чтобы окрестить его, внезапно спала на них огненная молния, и вышедший из той молнии голубь погрузился в Иордан и, всколыхнув воду, улетел на небо… Приняв Крещение, Василий вышел из воды, и епископ, дивясь его любви к Богу, облек его в одежду Христова воскресения, совершая при сем молитву. Потом помазал его миром и причастил Божественных Даров».
Обычай освящать воду для Таинства Крещения из греческой Церкви перешел в Русскую. Памятники XI—XII веков говорят, что «вода Крещения осенялась крестным знамением». Кроме этого произносилась мирная ектения и читалась молитва на освящение воды.
Памятники XIV века указывают, что в чине Крещения великая ектения имела только два прошения об освящении воды и два о крещаемом. В XV веке добавился обычай перед началом чина Крещения кадить воду и трижды благословлять ее свечой. Великая ектения продолжала оставаться в сокращенном виде. При троекратном произнесении слов «Велий еси, Господи…» священник трижды благословлял воду. При словах «Да сокрушатся под знамением образа Креста Твоего вся сопротивныя силы» он, согласно с позднейшей греческой практикой, только дул на воду и благословлял ее, но не погружал в нее перстов.
В XVI веке перед началом Крещения священник также совершал каждение вокруг купели, затем, взяв в руки зажженную свечу, трижды благословлял ею воду и потом уже произносил возглас: «Благословенно Царство…» Иногда подобное же благословение воды горящей свечой совершалось священником после слов «о еже святитеся воде сей силою…», а иногда при словах молитвы «Да сокрушатся под знаменем образа Креста Твоего».   Великая ектения оставалась короче  нынешней.  Слова молитвы  «Ты убо  Человеколюбче  Царю»   положено  было  произносить единожды, а не три раза, как в нынешнем Требнике.

Освящение елея и помазание им воды и крещаемого

Постановления Апостольские (IV век) свидетельствуют, что после того, как пресвитер помажет освященным елеем чело, грудь и спину оглашаемых, диаконы помазывают все тело готовящихся к Крещению мужчин, а диакониссы — женщин (см. Дмитриевский А. Богослужение…).
В «Луге Духовном» говорится о Кононе, пресвитере монастыря Пентуклы (VI в.). Как великому старцу, ему было поручено совершать Крещение, «и он стал помазывать (елеем) и крестить приходивших к нему».
Памятники Русской Церкви XI—XII веков говорят, что «крещаемый мазался маслом». Владимирский Собор 1274 года принял решение: «Мазать крещаемого маслом деревянным по третьем оглашении, говоря: «Мажется раб Божий маслом радости во имя Отца, и Сына, и Святого Духа и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь». Мазали на всех составах.
XIV век отобразил практику, когда после помазания священником известных частей тела диакон или кто-то из служащих помазывал все тело крещаемого без произнесения возглашаемых в настоящее время слов. В XV веке помазание совершалось по-прежнему, но кое-где начало входить в обыкновение при помазании крещаемого маслом произнесение слов «Мажется раб Божий маслом радости…» При этом помазывалось все тело крещаемого. Возглас «Благословен Бог, просвещаяй и освящаяй всякого человека…» произносился священником после помазания крещаемого елеем. Но он был редким исключением в практике этого времени.
В XVI веке по освящении елея священник брал «спичку, сущую в сосуде масляном», с пением «третицею аллилуиа» трижды делал ею крест на воде. Или же трижды возливал елей прямо из сосуда в воду.
Затем священник омакивал свой перст в сосуд с елеем, произносил слова «Помазуется он сице елеем возрадования…» и помазывал им чело, перси и плечи (по одним памятникам); чело, очи, перси, плечи и междорамие (по другим). Слов при этом никаких не произносилось. После священника все тело крещаемого мазал диакон.

Погружение крещаемого в воду и облачение в белые одежды

Само Крещение всегда совершалось через троекратное погружение в воду во имя Святой Троицы. Правила святых апостолов повелевают совершать Крещение «во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа» (прав. 49—50).
Начиная со II—III веков на новокрещенного надевалась белая одежда и возлагался крест, предварительно освященный. Литургические памятники Русской Церкви говорят, что у нас Крещение совершалось через троекратное погружение крещаемого в освященные воды купели. Но от этого правила были отступления. Так, в XIV веке митрополит Киприан писал: «При крещении «не обливати водою, но погружати,… глаголати же на каждо погружение едино имя Живоначальныя Троицы, во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа» (Акты исторические, т. I, с.477). При крещении нескольких детей мужского и женского пола всех их, по наставлению митрополита Киприана, должно погружать в одну купель, но «первее мужеских крестити, потом женских, за благочиние мужскому полу давать предпочтение. При крещении возрастных, лиц женского пола крестить особо от мужчин» (Там же, с.477).
После Крещения непосредственно следовало облачение новокрещенного в белые одежды без произнесения и пения слов «Ризу мне подаждь…» За облачением следовала ектения, в которой были особые прошения о новокрещенном.
В XVI веке Требники предписывали священнику брать в руки младенца, произносить слова «Благословен Бог просвещаяй и освящаяй всякого человека…» и троекратно погружать его в купель. При первом погружении священник говорил:«Крещается раб Божий, имя рек, во имя Отца — аминь», при втором: «И Сына — аминь», и при третьем: «И Святаго Духа, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь».Дальнейший порядок был согласен либо с практикой XV века, либо с Требниками современными.

5. Богословский смысл Таинства и содержание молитвословий чина     Крещения

Крещение есть Таинство, в котором человек, уверовавший во Христа, при троекратном погружении его в воду во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, благодатью Божией очищается от всех своих грехов и возрождается в новую, святую и духовную жизнь.

Таинство Крещения стоит первым в ряду всех Таинств Православной Церкви, так как без него человек не может соединиться со Спасителем, стать членом Христовой Церкви, принимать участие в других Таинствах и быть наследником жизни вечной.
В беседе с Никодимом Христос указал на безусловную необходимость этого Таинства для спасения: «Если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие» (Ин. 3, 5).
С Таинства Крещения начинается возрождение человеческой личности. Слова Священного Писания: «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся» (Гал. 3, 27) указывают, что в Крещении верующий соединяется со Христом, становится членом Христовой Церкви и через  Таинство  Евхаристии  соделывается  причастником   Божественного естества по духу и телу.
Это существенное изменение природы человека в Таинстве Крещения совершается не механически, а при нравственно свободном участии самого человека. Только при этом условии в Таинстве Крещения уничтожается в человеке грех, перестает быть частью его внутреннего содержания, и он становитя чистым и праведным, таким, каким некогда вышел из рук Творца, «новым творением». Это и есть «новое рождение» человека.

Молитва на наречение имени младенцу

Одно из важнейших событий в жизни христианской семьи — выбор имени младенцу — по Уставу Православной Церкви положено совершать родителям к восьмому дню по его рождении. А в самый день священник молитвенно нарекает младенцу имя. Родителям следует помнить слова святителя Иоанна Златоуста, что имя святого, данное младенцу, «считается украшением родства, и утверждением дома, и спасением для называющихся им, и утешением в любви… Имя святого, как свет, каждый вносит в свой дом»,  возжигая им в себе духовный светильник.
Родители могут попросить священника избрать имя младенцу, как это было, например, при наречении имени преподобному Феодосию Печерскому.
«В наречении имени, — говорит святитель Иоанн Златоуст, — виден знак владычества» родителей над потомством. Пользуясь им, «жены не просто, как случится, дают имена рожденным от них, а заключают в имени дитяти предзнаменование», что ожидает его в будущем.
Давая ребенку христианское имя, родители призваны иметь в виду, что только через имя, освященное молитвой и благословением пастыря Церкви, их ребенок может быть допущен к участию в Церковных Таинствах. Древнерусская традиция запрещала наречение имен «от притчей или от вещей». Имя новорожденному младенцу родители обычно избирают в честь святого, чтимого Церковью, память которого приходится на восьмой день по рождении ребенка, Наши предки давали имена своим детям также по имени святого, память которого приходилась на день рождения или на день его крестин.   Иногда имя ребенку избирали в честь святого, особо почитаемого всей семьей, хотя бы день его памяти по времени был весьма удален от дня рождения младенца. Крещение новорожденного в таком случае могло быть совершено в день памяти святого.
Имя, нарекавшееся младенцу в храме во время молитвенного последования, совершаемого священником, становилось для него святым, таинственным. И сам младенец, по слову блаженного Августина, в этот день принимался «в лоно Матери Церкви», а наречение имени тесно связывалось с духовным рождением младенца в Таинстве Крещения».
В день наречения имени младенцу участники этого события: священник, родители, будущие восприемники от купели Крещения, принесшие младенца в храм, а также святой, именем которого нарекается младенец, становятся непосредственными свидетелями начала благодатного союза человека с Богом.
Основное содержание молитвы восьмого дня, которую священник читает в притворе храма, сосредоточено на младенце. В ней говорится, что жизнь новорожденного получает ценность в очах Божиих от того, что он «придет в земной храм и будет участником спасения».
«Господи Боже наш, Тебе молимся, — читает священник в последовании, — и Тебе просим, да знаменается свет Лица Твоего на рабе Твоем сем (и впервые называет имя, нарекаемое младенцу), и да знаменается Крест Единородного Сына Твоего в сердце и помышлениях его… да по заповедям Твоим жительствовав и сохранив печать нерушиму, получит блаженство избранных во Царствии Твоем».
Тропарь праздника Сретения Господня, который поется в завершение молитвы о наречении имени младенцу, еще раз напоминает родителям, что младенец по закону приносится в дом Господень. А пример им — Богоматерь, принесшая Богомладенца Христа в храм «по обычаю законному».

Молитвы сорокового дня

Молитвы сорокового дня готовят младенца к участию в жизни Церкви. Принесенный в храм, он предлагается Богу так же, как Сам Христос был «в четыредесятый день законному храму принесенный от Марии… и на объятиях праведного Симеона носимый». Это начало пути ребенка к Крещению, как ясно говорится в четвертой молитве: Сам (Господи), благослови отроча сие… и сподоби е во время благопотребное и водою и Духом от рождения: сопричти е святому стаду словесных овец; нарицающихся именем Христа Твоего…»
Новорожденный ребенок принадлежит семье. У него нет никакого автономного существования. Его жизнь полностью определяется и формируется это принадлежностью. И сама семья христианская принадлежит Церкви, находит в Ней источник, содержание и смысл своего существования. Поэтому ребенок, принадлежащий семье, и в более конкретном, биологическом смысле — матери, тем самым принадлежит Церкви. Это поистине Ее ребенок, уже принесенный в храм, препорученный Богу.
Все это выражено в молитве, читаемой священником: «Господи Боже наш… и принесенного сего младенца, явитися Тебе всех Творцу благослови и на всякое дело благое и Тебе благоугодное возрасти, отгоняя от него всякую сопротивную силу…» (3 молитва). «Рожденное отроча благослови, возрасти, освяти, вразуми, уцеломудри… и умного сподоби света… да сопричтется святому Твоему стаду» (4 молитва).

Чинопоследование оглашения

Приготовление к крещению всегда сопровождается особыми церковными молитвами об оглашаемом. Этими молитвами Церковь просит Бога «в нужное время сподобить оглашенных воды возрождения», «присоединить их к Своему избранному стаду» (Литургия святого Иоанна Златоуста).
Прошения и молитвы о готовящихся ко святому Просвящению на Литургии Преждеосвященных Даров показывают, что Крещение, вступление новых членов в Церковь, по своей сущности есть дело всей Церкви, всей общины, а не «частная», «семейная» треба. Крещение не только совершается в церковном собрании в великие праздники, но и са­мо является праздником Церкви, праздником нового единства собранных Христом людей и соединяемых в Нем с Богом. Через Крещение люди становятся братьями для новой жизни в единстве веры и любви. Поэтому молитвенное последование Таинства требует участия в нем всех членов Церкви.

Молитва во еже сотворити оглашенного

В этой молитве чина Крещения участвуют священник, восприемники и члены общины. Она направлена на то, чтобы «отрешилась его (оглашаемого) ветхость», и он исполнился силы Святого Духа и через соединение со Христом соделался членом Христовой Церкви. Молитвенным обращением к Богу иерей вызывает к действию творческое слово Божие: «Да будет» (Быт. 1, 3, 6). В результате человек начинает быть оглашенным, наставляемым и наставленным в истинах православной веры и молитвенно готовится воспринять своей душой тайну духовного рождения «свыше — от воды и Духа» (Ин. 3, 5, 7).
Положив Крест и Евангелие на аналой, иерей удостоверяется, что «пояс хотящего просветитися разрешен» (снят) и сам он стоит лицом «к востоку во единой ризе непрепоясан, непокровен и необувен, имущ руце доле» (опущенными вниз).Слова молитвы иерей предваряет троекратным «дуновением» на лицо оглашаемого и трижды знаменует крестообразно «чело и перси» его. Дуновением священника, по словам святого Симеона Солунского, «возгревается прежнее дуновение, бывшее над Адамом»,61 когда «Господь Бог… вдунул в лице его дыхание жизни» (Быт. 2, 7).
Возложение руки священника на голову оглашаемого означает, что просящий Крещения принимается Церковью в свое достояние, его имя будет внесено в книгу жизни, а сам он будет «причислен к стаду наследия Божия» (1-я молитва).
Начало крещального богослужения через возложение руки епископа или священника на голову оглашаемого вслед за дуновением осмысливается поэтому как акт и дело его защиты: оглашаемому дается духовное прибежище, он берется под кров благодати Божией. Так начинается общецерковная молитва за готовящегося к Таинству Крещения. К оглашаемому обращены слова святителя Василия Великого: «Приступи и всецело отдайся Господу, присовокупи свое имя, припишись к Церкви… Впишись в эту книгу, чтобы тебя переписали в книгу Горнюю». Оглашаемый, как бы отвечая на этот призыв, приходит ко Христу, чтобы спастись, и молитва иерея свидетельствует об этом.
«О имени Твоем, Господи, Боже Истины… возлагаю руку мою на раба Твоего (имя рек)…Отстави от него ветхую оную прелесть и исполни его еже в Тя веры, и надежды, и любве…Даждь ему во всех заповедях Твоих ходити, и угодная Тебе сохранити… Напиши его в книге жизни Твоея,… да прославится имя Твое святое в нем. Да будут очи Твои взирающе на него милостию выну, и уши Твои еже услышати глас моления его. Возвесели его в делах рук его, и во всяком роде его…»

Молитвы запрещения злых духов

Бог сотворил видимый и невидимый мир. Невидимый мир — мир ангелов. Часть ангелов не устояли в добре, вместе со своим предводителем диаволом они стали духами зла. Диавол склонил Адама и Еву нарушить заповедь Божию. Преподобный Макарий Великий говорит, что с того момента в человека «вошло зло, и диавол получил свободный доступ всегда разговаривать с душой, как разговаривает человек с человеком, и влагать в его сердце все вредное». При этом он столь коварно действует, что все злое представляется человеку рождающимся само собой в душе» (Слово 2, гл.2,3).

Действуя на человека, находящегося в преддверии Крещения, падшие ангелы омрачают ум греховными помыслами и переживаниями, усилением страстных привычек,  ожесточением сердца,  надменностью,  тщеславными мыслями, отвержением Покаяния и многим иным. В период оглашения все эти смущения, прилоги и помыслы направляются падшими ангелами на то, чтобы воспрепятствовать действию Евангельской благодати на хотящего креститься и похитить слово Божие из его сердца (ср. Мф. 13, 19). Священник со властию повелевает диаволу именем Господа Иисуса Христа отступить от создания Божия — человека, не имеющего, по словам святого Кирилла Иерусалимского, возможностей и сил «бороться с сопротивными силами до Крещения».
Священник знает это и повелительно обращается к диаволу: «Запрещает тебе, диаволе, Господь, пришедый в мир и вселивыйся в человецех, да разрушит твое мучительство и человеки измет, Иже на древе сопротивныя силы победи… Убойся, изыди и отступи от создания сего, и да не возвратишися, ниже утаишися в нем…, отыди в свой тартар даже до уготованного великаго дне суднаго… Отступи от запечатанного новоизбранного воина Христа Бога нашего, со всею силы и аггелы твоими» (1-я молитва).
«Бог святый, страшный и славный, … нами недостойными Его рабы, повелевает тебе и всей споспешней твоей силе отступити от новозапечатаннаго… Запрещаю тебе спасительным страданием Господа нашего Иисуса Христа и честным Его Телом и Кровию, и пришествием Его страшным» (2-я молитва).
«Господи Саваоф, Боже Израилев, исцеляй всякий недуг… Призри на раба Твоего, … отжени от него вся действа диаволя: запрети нечистым духом, сокруши сатану под нозе его скоре, и даждь ему победы на него и нечистыя его духи: яко да, от Тебе милость получив, сподобится бессмертных и Небесных Твоих Таин» (3-я молитва).
После совершения молитв запрещения читается еще одна молитва об оглашенном, в которой содержится прошение о принятии его в Пренебесное Божие Царство. Эта четвертая молитва начинается торжественным произнесением имени Божия, как в анафоре и других важнейших молитвах церковных. «Сый Владыко Господи, сотворивый человека по образу Твоему и по подобию и давый ему власть жизни вечныя, таже (затем) отпадша грехом не презревый, но устроивый вочеловечением Христа Твоего спасение мира: Сам и создание Твое сие, избавь от работы вражия, прими в Царство Твое пренебесное… Изжени из него всякаго лукаваго и нечистаго духа, сокрытого и гнездящегося в сердце его… И сотвори его овча словесное Святаго стада Христа Твоего, уд честен Церкви Твоея, сына и наследника Царствия Твоего…» (4-я молитва).
Крещаемый вновь поставляется перед выбором между жизнью с Богом, освобождающей от рабства диаволу, и греховным навыком. Выбор свидетельствует отречением от сатаны и сочетанием Христу.

Отречение от сатаны

Требник повелевает священнику обратить крещаемого на запад (по церковным воззрениям стороне духовной тьмы), «горе руце имуща, совлечену и отрешену одежд». Даже этим внешним видом оглашаемый убеждается в своей духовной нищете, в причастности к пленникам, которые «ходят раздетыми и разутыми», ведь и он — пленник греха.
Взрослый крещаемый, взирая на запад, троекратно отрекается от духа зла, воздевая руки «горе» — вверх. По замечанию святого Симеона Солунского, это совершается «в знамение того, что крещаемый не имеет у себя никаких дел лукавого и начинает подражать Распятому за нас». Это действие выражает желание крещаемого принадлежать Христу, войти в плен Его, который, по словам святителя Иоанна Златоуста, «превращает рабство в свободу, … возвращает с чужбины на родину». Таким образом, разрывая связь с духом зла и всякой нечистоты, уверовавший во Христа человек окончательно и твердо свидетельствует желание соединиться с Церковью.
Действия, связанные с отрицанием (дуновение, плюновение), знаменуют, что оглашаемый готов порвать связи с прежней греховной жизнью, сотканной из гордыни и самоутверждения, гордыни, которая первого Адама лишила Эдема (Быт. 3, 23) и погрузила его во тьму, в смерть и ад. Слово отрицания полагает начало духовному поединку, именование которому «невидимая брань», поле же которого — вся жизнь христианина.
Теперь он встает под защиту Христа, берет «щит веры…, чтобы возмочь угасить все раскаленные стрелы лукавого» (Еф. 6, 16).

Сочетание Христу

За отречением следует исповедание личной верности оглашаемого Христу — «сочетание». Для этого священник обращает оглашаемого от запада к востоку, «доле руце имуща», что означает отвращение от зла и диавола и обращение ко Господу. Святитель Кирилл Иерусалимский пишет: «Как скоро отрицаешься от сатаны, совершенно расторгая всякий с ним договор и древние заветы с адом, отверзается тебе рай Божий, который «насадил Бог на востоцех» (Быт. 2, 8) и из которого за преступление был изгнан праотец наш. А в знаменование сего обращают тебя от запада к востоку, к стране света».
Жизнь в Церкви следует начинать послушанием и согласием Христу. Потому оглашаемый опускает руки, «чтобы, — как свидетельствуется в Новой скрижали, — всячески показать тем покорность свою пред Богом».68 Это видно из троекратных ответов оглашаемого: «Сочетаваюсь. Сочетахся. Верую Ему, яко Царю и Богу», и из чтения Символа веры.
Символ — от греческого (?? ????????) соединяю, держу вместе — тесно соприкасается с верой человека. Вера есть «обличение вещей невидимых» (Евр. 11, 1). Она дает знание о другой, неземной реальности, но в которую можно войти, которой можно приобщиться. Поэтому вера требует символа, который бы ввел человека в эту духовную реальность и дал все необходимое для ее явления. В этом смысле последование очень символично. Оно не гасит жажды знания о Боге, а умножает ее.
Оглашаемый «пред многими свидетелями» (1 Тим. 6, 12) дает Богу обещание быть в единстве с Церковью, чтобы со всеми верными поклониться Святой и Живоначальной Троице. Об этом говорит земной или поясной поклон, который делает оглашаемый после слов: «Покланяюся Отцу, и Сыну, и Святому Духу, Троице Единосущней и Нераздельней».
Воздавая благодарение Богу за совершенное приготовление оглашаемого ко Святому Крещению, священник возглашает: «Благословен Бог, всем человеком хотяй спастися и в познание Истины приити…»

Завершительная молитва чина оглашения

Чин оглашения заканчивается введением хотящего принять Святое Крещение внутрь храма Божия, только пред вратами которого он мог находиться. И здесь иерей совершает молитву об оглашаемом, чтобы Господь «призвал раба» сего и сподобил получить свыше рождение «от воды и Духа».

Православная вера исповедует Бога Единого в Троице, Отца, и Сына, и Святого Духа, и Троицу в Единице, не сливая Лиц и не разделяя Существо. И учит правильно понимать воплощение Господа Иисуса Христа, что Он — Бог и Человек. Веруя так, необходимо соблюдать заповеди Божии, ибо «вера, если не имеет дел, мертва» (Мк. 2, 17). Корень зла составляет гордость, лихоимство, плотская похоть, зависть, невоздержание, гнев, леность. Желающий быть участником Небесного Царства, открывающегося в Церкви, призывается все это побеждать добродетелями: смирением, милосердием, целомудрием, сорадованием, трезвенностью, пощением, усердием к молитве и богослужению и прочими делами благочестия.
Об этом и просит священник Господа: «…Отреши его ветхость, обнови его в живот вечный, и исполни его Святаго Твоего Духа силы, в соединение Христа Твоего, да не к тому чадо тела будет, но чадо Твоего Царствия…» Чин сочетания Христу, таким образом, открывает те обеты, которым крещаемый должен оставаться верен до конца жизни. Соединиться со Христом значит, преодолев свою греховную   самость, принести душу в жертву Богу и тем ее спасти.

Чин Крещения

Облачившись в белые епитрахиль, поручи и фелонь (ризу), символизирующие явление новой жизни, принесенной на землю Сыном Божиим, Спасителем мира, иерей, согласно требнику, совершает каждение купели и всех участников Таинства, стоящих с зажженными свечами. Среди этих участников Церковь особо выделяет духовных восприемников — крестных отца и мать.
По учению Православной Церкви, «восприемник нарицается отцом по рождению от Духа Святого и в силу сего значения, нарицаясь тем самым братом отцу и матери по плоти воспринятого им, состоит с ними во второй степени родства».
Духовное восприемничество налагает на них ответственную обязанность постоянно напоминать воспринятым ими содержание обетов Крещения, истин христианской веры и образа христианской жизни. И грех лежит на душе тех, кто не заботится о научении крещеного и о введении его в церковную жизнь.
Согласно Поучению святительскому к новопоставленному иерею, перед совершением Крещения священник должен: «1) спросить восприемников, знают ли они, что при Крещении младенца силою Святого Духа очищается греховная скверна и младенец причисляется к лику святых ради страдания и смерти Спасителя Христа; 2) сказать им, что они должны стараться младенца, которого восприемлют, учить вере во Христа и своими увещаниями приводить к тому, чтобы он был трудолюбив, кроток, воздержан и любвеобилен ко всем, а грехов, как дел диавольских, лишающих его подаваемой при Крещении святости, избегал; 3) сказать также, что они себя в том Богу порукой представляют за младенца и что за их нерадение будут они участниками грехов.
Все это должны знать восприемники от купели Крещения, дабы ясно понимали они свою задачу — смогли воспринятых ими духовных детей воспитать в вере православной, в духе и силе благочестия. Об этих обязанностях наглядно говорит им возжженная свеча, которую держит каждый восприемник.

Освящение вод
Чин Крещения начинается с освящения воды, которая призвана смыть грехи крещаемого и «соделать его сыном Света», членом Церкви. «Христос крестился для того — пишет святой Игнатий, Богоносец, — чтобы очистить воду,» сделать ее способной духовно возрождать крещающихся.
Уже самый первый момент, — говорит святой Симеон Солунский, — каждение купели и участников Таинства — указывает взору людей «благоухание и святыню Духа», а свет от свечей указует на духовную радость о просвещении крещаемого в Таинстве и поход его от тьмы к свету, ибо «он становится сыном Света».
А начальный возглас: «Благословенно Царство…» свидетельствует о реальности открывшегося Небесного Царства. С этого момента крещаемый приобщается небесной жизни, средоточием которой в Церкви является Евхаристия — Таинство Причащения Тела и Крови Христовых. Принятие истинных пищи и пития (Ин. 6, 55) — естественное содержание жизни «родившегося от воды и Духа». Об исторической связи Крещения и Литургии и свидетельствует начальный возглас чина, провозглашающий наступление Царства Святой Троицы. Жизнь этого Царства дарует участникам Таинства сокровища спасения, заключенные в ней.
Священник произносит начальный возглас перед купелью и тем свидетельствует, что вещество Таинства — вода — должно войти в соприкосновение с благодатной сущностью Небесного Царства. Как некогда Христос вошел в воды Иордана, принимая крещение, и освятил их, так и теперь вода необходимо должна быть освящена сошествием на нее Духа Святого ради искупительной жертвы Христовой за грехи людей. В Таинстве вода получает силу Божию быть средой, в которой крещающийся входит в единение с Богом и получает возможность жить со Христом в Боге.
Церковь приобщает крещающегося к смерти и Воскресению Христа через погружение в святые воды купели и призывает участников Таинства проникнуться духовным настроением учеников Христовых, живших ожиданием того, что «все покорится Богу» (1 Кор. 15, 25—28) и Царству Его любви.
В словах мирной ектении эта же мысль повторяется неоднократно. «…О еже освятитеся воде сей… и ниспослатися ей благодати избавления;..и  приити на воду сию чистительному Пресущественныя Троицы действу,…и показатися ей отгнанию видимых и невидимых врагов,   …и достойну быти нетленного Царствия в ней крещаемому. О еже просветитися нам просвещением разума и благочестия, …и показатися (крещаемому) сыном Света и наследником вечных благ… и сохранити одежду Крещения и обручения Духа нескверно и непорочно…»
В молитве о себе священник просит Бога простить его собственные согрешения, оставить и даровать ему силы для совершения «великого и пренебесного Таинства». Он молится и о том, чтобы в крещаемом «вообразился Христос», и он, духовнорожденный, был «воссоздан на основании апостолов и пророков» и стал «носителем истины в Соборной и Апостольской Церкви и преуспеянием в благочестии славил Всесвятое имя Отца, и Сына, и Святого Духа». Тайная молитва о себе самом помогает священнику проникнуть в благодатную атмосферу Таинства, отображенную в молитве на освящение воды, и готовит его к этому ответственному моменту.
Словами «Велий еси, Господи, и чудна дела Твоя…» начинается освящение воды и осуществляется «онтологический выход к Богу». В молитве возвещается вера Церкви в Бога Творца и в ожидание высшего блаженства твари — быть в единении с Богом. Согрешивший человек потерял это единство, но Бог не оставил его. Он послал Сына Своего спасти согрешивший мир. И Христос возвестил: «Если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие» (Ин. 3, 5). Этими словами Господь усвояет высокое значение воде как Очищающему и освящающему элементу.
По слову Христа, погружение в воде есть знак очищения человека от грехов, его рождение свыше (Ин. 3, 3). Через молитву священника вещество Таинства — вода — как стихия мира, восстанавливается в том значении, какое она имела до грехопадения человека. Освященная Духом Святым, вода получает силу Христову, и в ней человек действительно соединяется со Христом, весь, душой и телом, обновляется для новой, духовной жизни.
Молитву по содержанию можно разделить на три части. В первую входят мысли о мироздании и Небесном хвалении славы Божией, которое совершается ангелами.
Вторая часть начинается со слов: «Ты бо Бог сый Неописанный…» Она включает в себя воспоминание Божественного Домостроительства и человеческого спасения чрез Спасителя Христа. Все тварное воспевает Христа, пришедшего во плоти. Через Духа Святого Христос освятил воды Иорданские и сокрушил силы, враждебные человеку. В третьей части испрашивается нисхождение Духа Святого на воды. Через наитие Святого Духа воды станут «избавлением, освящением, очищением, оставлением прегрешений, просвещением духовным, обновлением духа, дарованием сыновства, одеянием нетления, источником жизни». Крещаемый в воде слагает с себя ветхого человека и облекается в нового, обновляемого по образу Создателя. Умирающий со Христом становится и общником Его Воскресения.

Освящение елея

«Пред изображением Божественного мира» в чине Крещения именует освящаемый елей святой Симеон Солунский. Просвещаемый от Бога участник Таинства духовным взором видит Ноя, получившего «знамение примирения» в масличной ветви, принесенной голубицей по прекращении потопа. Постигая «благодати Таинство», предизображенное ими, священник просит Бога: «Сам благослови и сей елей, силою и действием, и наитием Святаго Твоего Духа: якоже быти тому помазанию нетления, ору­жию правды, обновлению души и тела…» Освященным елеем помазуется вода в купели крещения. Елей в этом случае, соединяясь с водой, уподобляется масличной ветви, полученной Ноем как радостное знамение примирения Бога с миром. Помазуясь им, крещаемый утешается и укрепляется упованием на. милосердие Божие и надеется, что погружение в водную стихию послужит его благодатному пакибытию, его духовному возрождению.
Имея все это в виду, иерей возглашает: «Благословен Бог, просвещаяй и освящаяй всякаго человека грядущаго в мир, ныне и присно, и во веки веков». Через крестообразное помазание елеем крещаемый присоединяется к воинам Христовым и получает особую силу для невидимой духовной брани, которую он тем самым добровольно на себя принимает. «Ты помазан, — говорит святой Амвросий Медиоланский, — как подвижник Христов, хотящий противоборствовать брани тьмы века сего».
Греческое слово ????? (церк.-слав. — елей) означает «масло», а также «милосердие, сострадание». Второе из значений слова особо подчеркивает назначение елея в Таинстве — быть знаком укрепляющего действия благодати Божией на душу крещаемого. Помазуемые части тела — чело, грудь, междорамие, уши, руки и ноги крещаемого — говорят, что преимущественное назначение елея освящать мысли, желания и действия человека, вступающего в духовный завет с Богом. Этим выявляются те силы души, которые будут содействовать благодатному привитию крещаемого к плодоносной Маслине — Христу.

Погружение крещаемого в воду и облачение в белые одежды

После помазания «елеем радования» оглашенному предстоит вступить в «завет с Богом» через «три погружения единого тайнодействия». Таинство благодатного рождения вводит его в жизнь Тела Христова — Церкви. «В Крещении, — говорит святитель Григорий Богослов,  — тебе должно войти внутрь, … видеть святая, проникнуть взором во Святая Святых, быть с Троицей».
По учению Церкви погружение в воду означает приобщение крещаемого к смерти Христа Спасителя, распятого на Кресте. Крест — знамение искупления и освящения. Им все освящается в христианстве. В древности на дне купели Крещения всегда изображался крест в удостоверение слов апостола Павла: «Все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились» (Рим. 6, 3).
Через выход крещаемого из воды «совершается его новое рождение», поэтому вода становится для него, как говорит святитель Иерусалимский Кирилл, «матерью». «И как Христос был воистину распят, погребен и воскрес, — продолжает святитель — так через Крещение в подобие удостоились и мы быть погребенными и восстать с Ним».
По замечанию преподобного Симеона Нового Богослова, «наше спасение (совершается) не только в воде Крещения, но и в Духе».Спасительная сила Таинства Крещения открывается через веру в Пресвятую Троицу.
По свидетельству святителя Григория Богослова, «стояние ново-крещенного пред алтарем» во время троекратного пения 31-го псалма прообразует Небесную Славу, а псалмопение, с которым его принимают верные, есть «начало Небесного песнопения» (Слово 40).
Затем «облачает новокрещенного иерей во одеяния». Перед Крещением оглашенный был освобожден от одежды в знак отречения от «ветхого человека» и «ветхой жизни».
Грех некогда открыл праотцам, Адаму и  Еве, их наготу и заставил их прикрыть ее одеждой. До этого они были облачены в Божественную славу и свет, в красоту невыразимую, составляющую подлинную природу человека. Но они потеряли это свое первое одеяние и узнали, что «наги» (Быт. 3, 7). Облачение человека в крещальную ризу означает «возвращение его к целости и невинности, которыми он обладал в раю.
Святой Амвросий (Медиоланский) сравнивает эту одежду с одеянием Господа Иисуса Христа на горе Фаворе. Преображенный Христос являет Свое совершенство и безгрешное человечество не в «обнаженном» виде, но в одежде «белой, как свет», в нетварном состоянии Божественной Славы.
Согласно святому Дионисию Ареопагиту, световидные одежды на крещаемого возлагаются в знамение «мужественного и боговидного бесстрастия по отношению к противному» и в удостоверение, что «стремление к Единому» дает особую красоту, «всесовершенно осияваясь световидною жизнью».
Облачение крещаемого в белую одежду, таким образом, есть знак обретения своей истинной природы и изначального сияния славы. В удостоверение этого присутствующим поют тропарь «Ризу мне подаждь светлу, одеяйся светом яко ризою, Многомилостиве Христе Боже наш».
Изшедшему из купели и облаченному в белые одежды вручается свеча, свидетельствующая, по словам святителя Григория Богослова, «о свете веры и славе будущей жизни» (Слово 40-е). Святой Кирилл Иерусалимский называет крещальные светильники «брачными». С таким светильником христианин призван встретить Небесного Жениха. Светильник свидетельствует об особом посвящении новокрестившегося послужить Богу, чтобы «живущие не для себя жили, но для умершего за них и Воскресшего Христа», Сына Божия (2 Кор. 5, 15).

6. Символика Таинства Миропомазания

В этом Таинстве осуществляется взятие человека в «удел» Божий (1 Петр. 2, 9), чтобы он стал храмом Духа Святого, ощутил «закон Бога в сердце» (Пс. 36, 31) и делами добра смог являть существо веры, как «осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Евр. 11, 1).
Действием Святого Духа в душе человека пробуждается та внутренняя духовная жажда, которая не дает ему «успокоиться на одном земном и материальном, но всегда зовет к Небесному, к вечному и совершенному».
Таинство Миропомазания завершает благодатный процесс вступления нового члена в Церковь и поставляет его равным среди верных. Участие в этом Таинстве сподобляет нового члена Церкви быть причастником Тела и Крови Христовых.

7. История формирования чина Миропомазания

В Евангелии от Иоанна говорится: «В последний великий день праздника Иисус Христос возгласил: «Кто жаждет, иди ко Мне и пей. Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой». Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него». (Ин. 7, 37—39).
В день Пятидесятницы апостолы приняли дар Святого Духа и в тот же день начали преподавать Его уверовавшим в Иисуса Христа. «Да крестится каждый из вас, — сказал в тот день апостол Петр народу, — и получите дар Святого Духа» (Деян. 2, 38).
Первоначально апостолы через молитву и возложение рук совершали низведение Святого Духа на «охотно принявших» (Деян. 2, 44) слово благовестия и крестившихся. Книга Деяний апостольских повествует, что апостолы Петр и Иоанн совершили это Таинство над самарянами. Придя к ним, апостолы помолились о них, чтобы они приняли Святого Духа (Деян. 8, 15—17). И апостол Павел низвел Духа Святого на крестившихся учеников Иоанна Крестителя: «Когда Павел возложил на них руки, нисшел на них Дух Святой» (Деян. 19, 2—6).
Необходимость совершать Таинство Духа через возложение рук требовала личного участия апостолов в Таинствах. Разойдясь же с проповедью Евангелия по всей земле, апостолы благословили поставленным ими епископам и пресвитерам совершать низведение Духа Святого на верующих через помазание миром, а освящать миро — только епископам. В своих действиях апостолы Христовы всегда руководствовались Духом Святым, наставлявшим их на всякую истину и напоминавшим им все, что заповедал Господь (Ин. 16, 13; 14, 26). И замена руковозложения миропомазанием имела поэтому Богоустановленное значение.
Слово «миро» в греческом языке означает «благовонный елей». Миро употреблялось для освящения еще во времена Ветхого Завета. Моисей, например, освящая скинию Господню, употребил для этого миро. Этим веществом был помазан Аарон на первосвященническое служение (Лев. 8, 10—12). Все последующие ветхозаветные первосвященники, а также пророки, были помазуемы миром при вступлении на служение Господу. Состав мира для священного помазания был указан Моисею Самим Богом (Исх. 30, 22—25). Приготовление мира Священное Писание именует святым делом, а само миро — «святыней великой» (Исх. 30, 32).
Употребление мира в Таинстве низведения Духа Святого было воспринято церковными общинами как весьма целесообразное. Епископы и пресвитеры, поставляемые апостолами пасти стадо Христово, совершали Таинство миропомазания. «Вы имеете помазание от Святаго и знаете все, — пишет апостол Иоанн Богослов в своем Первом Соборном послании, —…помазание, которое вы получили от Него, в вас пребывает, и вы не имеете нужды, чтобы кто учил вас; но как самое сие помазание учит вас всему, и оно истинно и неложно, то, чему оно научило вас, в том пребывайте» (1 Ин. 2, 20, 27). То же и    апостол Павел говорит об употреблении мира: «Утверждающий же нас с вами во Христе и помазавший нас есть Бог, Который и запечатлел нас и дал залог Духа в сердца наши» (2 Кор. 1, 21—22).
Помазание (??????) имеет свою сакраментальную значимость через предваряющее его другое священнодействие — запечатление — крестное знамение, совершаемое над святым миром. «Кладу печать», «запечатлеваю» — понималось христианскими писателями в значении «знаменую», «делаю крестное знамение». Выражение «в сердца наша» указывает на помазание святым миром груди, как части тела, наиболее близкой к сердцу человека, жилищу благодати Святого Духа.
Церковь всегда совершала Таинство Миропомазания как самостоятельное, но в связи с Крещением. В IV веке Таинство совершалось через миропомазание непосредственно после Крещения (Лаод. Соб. 48 прав.). Этим помазанием запечатлевались различные части тела: чело, ноздри, уши, перси — с произнесением слов: «Печать дара Духа Святаго. Аминь» (2 Всел. Соб. прав.7). Само помазание совершалось крестообразно.
В Требниках Православной Церкви чин этого Таинства печатается вместе с чином Крещения под общим заглавием «Последование Святаго Крещения».
Таинство Миропомазания состоит из двух раздельно совершаемых священнодействий: 1) приготовления и освящения мира и 2) собственно помазания освященным Миром новокрещенного, которое совершается священником непосредственно после Таинства Крещения. Несмотря на то, что эти два священнодействия разделены между собою во времени, между ними существует такая же внутренняя органическая связь, как между освящением Святых Даров и приобщением ими верующих в Таинстве Евхаристии.
В Древней Церкви Таинство Миропомазания не было выделено в самостоятельное чинопоследование. Оно вместе с Крещением составляло единое целое и находилось в тесной органической связи с Таинством Евхаристии. Со времени равноапостольного Константина Великого (IV век) Крещение оглашенных совершалось в великие праздники: канун Пасхи, праздники Рождества Христова и Богоявления, Святой Троицы, Вознесения, Преображения, Входа Господня в Иерусалим и Обновления Храма в Иерусалиме.88 Чаще всего временем Крещения были Великие Субботы и праздники Рождества Христова и Богоявления, т.к. предшествующие посты давали возможность оглашенным приготовиться к принятию христианской веры в покаянии и усвоении основных догматов Церкви. В Константинопольской Церкви после принятия Таинства Крещения новокрещенные с пением «Елицы во Христа крестистеся» направлялись из крещальни в храм во главе с духовенством и в сопровождении восприемников, держа в руках зажженные свечи. В храме в присутствии всего церковного собрания над новопросвещенными совершалось Таинство Миропомазания, и они впервые участвовали в Евхаристии.
В Русской Церкви в XI—XII веках совершали Таинство Миропомазания в двух вариантах. По правилу Саввы (неизвестного епископа) помазывали чело, ноздри, уста, уши, сердце и одну руку на ладони. По правилу Нифонта, епископа Новгородского,— эти же части тела за исключением уст. Совершение Таинства у епископа Нифонта представляется в следующем виде: «Наденеши ризы крестныя и венец, и тако помажеши и (его) святым Миром и даши ему свещу».В житии Константина, князя Муромского, совершение Таинства Миропомазания описывается подобным же образом. «Мазаху их хризмою, — читаем в житии, — и надеша на ня червленыя венцы на главу их, на них же крест и белы ризы, и наговицы, и сапоги, и даша всем свещи горяща».
Таким образом, кроме помазания известных частей тела Миром, к особенностям Миропомазания в XI—XII веках должны быть отнесены облачение в белые одежды, возложение червленого венца и вручение свечи. Под венцом должно разуметь либо повязку, покрывающую лоб миропомазанного, либо куколь — «венец сошвен, камочка червлена, или крашенина синя, и вышито на нем три крестика, то есть одеяние главе».
После Крещения и Миропомазания новокрещенного причащали на Литургии, которая следовала непосредственно за этими Таинствами.
В XIII веке Владимирский Собор 1274 года при митрополите Кирилле отметил некое отступление от принятого порядка совершения Таинства, когда Миропомазание и мазание маслом было сведено к единому действию. Собор постановил: «Подобает просвещаемуся святым Крещением в Крещении миром мазатися мастию Небесною: Миром особь, а маслом особь».
В XIV веке Таинство Миропомазания совершалось с такими особенностями. После сугубой ектении читалась молитва, которая читается и в настоящее время, а за нею пелось «Елицы во Христа крестистеся» без обхождения вокруг купели. После этого помазывались Миром те же части тела новокрещенного, что и теперь.
В XV веке Миропомазание совершалось с пением псалма «Блажени, им же оставишася беззакония». Кроме частей тела, которые помазуются и в настоящее время, в XV веке иногда делалось помазание «на сердце, на чреве и на плечах». По некоторым спискам чина после Миропомазания следовало облачение новокрещенного в срачицу и верхнюю одежду. При облачении в первую священник говорил:  «Одевается раб Божий, имя рек, одеждою веселия и возрадования». При одевании второй: «Да возрадуется душа твоя о Господе, облече бо тя в ризу спасения».
В XVI веке священник миропомазывал те же части тела, которые и ныне помазуются, но с прибавлением «сердца, чрева и плечей». При помазании Миром положено произносить слова: «Печать дара Духа Святаго», хотя были еще другие прибавления. По памятникам одной редакции чинов после Миропомазания положено одевать младенца в новые одежды со словами: «Одевается раб Божий…»

Хождение вокруг купели

Троекратное хождение крещаемых вокруг купели появилось после отделения Таинства Крещения и Миропомазания от Литургии и превращение их в самостоятельное чинопоследование. В древней Церкви Апостол и Евангелие были составной частью Литургии, следовавшей непосредственно после Крещения. В чине богослужения Великой Субботы сохранилось ясное указание на этот обычай: литургийный апостол и половина евангельского чтения в этот день — те же самые, что и в современном последовании Крещения и Миропомазания. В XIV веке обхождения не было, а только пелось «Елицы во Христа крестистеся…»
По некоторым спискам Требников в XV веке после Миропомазания происходило троекратное обхождение новокрещенных вокруг (архиерейского) амвона.
По другим спискам после Миропомазания священник входил с новокрещенным в алтарь и мальчика прикладывал к четырем сторонам престола, а девочку — к трем, исключая переднюю. Выходя из алтаря, священник пел: «Блажени, им же отпущены суть беззакония…» После этого следовала Литургия, и новокрещенный причащался святых Христовых Таин.
По памятникам XVI века после Миропомазания священник и восприемник с младенцем трижды обходили вокруг купели, после чего священник брал дитя и нес мальчика в алтарь, а девочку нес до Царских врат, не внося ее в алтарь.

Чтение прокимна, Апостола и Евангелия

В Древней Церкви чтение Апостола и Евангелия входило в состав Литургии, которая следовала сразу же за Таинствами Крещения и Миропомазания. При выделении этих Таинств в самостоятельный чин чтение Священного Писания было включено в чин Миропомазания.
В Русской Церкви до XVI века чтение Апостола и Евангелия не было указано. В памятниках только говорится, что за Миропомазанием следовала Божественная Литургия, на которой, как известно, и читалось Священное Писание. А некоторые памятники XVI века уже указывают на чтение Апостола и Евангелия в чине Миропомазания. Это было делом новым, о котором практика предшествующего времени ничего не знала.

Омовение частей тела, помазанных святым Миром

Согласно практике Древней Церкви спустя семь дней после совершения Таинства Миропомазания новокрещенные приходили в храм, чтобы быть омытыми руками священников.
Причастность нового члена Церкви к литургической жизни обязывало его хранить на себе печать помазания святым Миром. Поэтому новокрещенные не снимали одежд, одетых при Крещении, и не омывались до восьмого дня. В Русской Церкви в XI—-XII веках эта древняя традиция сохранялась. Спустя семь дней после богослужения Миропомазания происходило «разрешение новокрещенного», которое состояло в снятии белой одежды и повязок, покрывавших миропомазанные части тела и омовение святого Мира.
В XV веке в последовании «омовения новокрещенного в осьмый день при входе в храм читался псалом «Господь пасет мя…». Омовение совершалось после первой молитвы и без окропления новокрещенного.
В XVI веке новопросвещенный присутствовал за Литургией. Во время великого входа он, имея в руках зажженную свечу, шел впереди священника, несущего приготовленные для освящения дары. По окончании Литургии в сопровождении родных и знакомых, которые имели зажженные свечи, он удалялся домой. В течение семи дней он обязан был присутствовать за богослужением утрени, вечерни и Литургии, стоя с горящею свечой.98 В завершение совершалось «последование во еже омыти крестившегося в осьмый день». Оно имело начальный возглас священника: «Благословен Бог наш…», обычное начало: Трисвятое по Отче наш, тропари и молитву: «Избавление грехов святым Крещением…» Далее священник произносил: «Благословен Бог наш, просвещаяй и освящаяй всякаго человека…» и читал две молитвы, которые в нынешнем Требнике положено читать раньше омовения.

Пострижение волос

В Древней Церкви одним из видов испрашивания благословения Божия на новокрещенного было пострижение волос. Этим обычаем новокрещенный выражал свою готовность принести себя в жертву Богу, предавая себя на служение Ему.
В Русской Церкви памятники XV века отображают практику пострижения волос сразу же после облачения. Как и в веке предыдущем, по облачении следовало пострижение волос, а потом читались молитвы те же, что и теперь. В этом же веке (XV) появляется указание относительно хранения волос: «И приим (священник) воску теплаго и влепляет власов отрезанных и тако сохранит их в стену церковную, аще будет каменная церковь, и аще ли ни, то за алтарем вкопают в землю».
После пострижения следовали возложение куколя, сугубая ектения и отпуст.

Воцерковление

Послекрещальный обряд воцерковления фактически есть заключительная часть крещения младенца, в отличие от крещального богослужения для взрослых. Ребенок не может шествовать в церковь для участия в Евхаристии, как это делали взрослые новокрещенные. Поэтому ребенка берут и несут в церковь.
По Требнику священник принимает ребенка из рук принесших, начертывает им крест пред вратами храма, говоря: «Воцерковляется раб Божий, имя рек, во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь».
В первые века бытия христианской Церкви воцерковление совершалось торжественным образом. По свидетельству святого мученика Иустина Философа, христианского апологета II века, крещенный человек вводился в собрание верующих, где совершалось «усердное моление как о верных, так и о просвещенном, и о всех других повсюду находящихся, дабы удостоиться всем, познав истину, и по делам быть добрыми гражданами и исполнителями заповедей…»
В XVI веке в Русской Церкви чин воцерковления кончался сугубой ектенией и отпустом.

8.  Приготовление святого Мира

С апостольских времен для совершения Миропомазания употребляется особое благовонное вещество, известное под названием «мира». Его приготовление и освящение совершалось еще в Ветхом Завете. В первые века христианства, как видно из писаний отцов и учителей Церкви, для помазания крещенных использовалось «некое смешение разнообразных благовонных веществ»,  которое освящалось особым священнодействием  «на алтаре» (то есть на престоле), а право приготовлять и освящать миро усвоялось только епископам.
Миро в Православной Церкви приготовляется из чистого елея (с добавлением белого виноградного вина) и из многих благовонных веществ. Перечень их и количество не были строго установлены, и обычно использовали вещества, которые были в наличии в то или иное время. В 1671 и 1681 годах для приготовления мира отпускались вещества 53-х наименований, в 1691 году — 55-ти, а в реестре чина Миропомазания 1894 года их число сократилось до 50-ти. В настоящее время в состав мира входит около 40 разных веществ.
Основным веществом для приготовления мира является оливковое масло высшего качества. Белое виноградное вино необходимо при мироварении, чтобы предотвратить воспламенение и пригорание масла. Из благовонных веществ обычно употребляют ладан, лепестки розы, фиалковый, пряный и калганный корни, мускатное, розовое, лимонное и гвоздичное масло и другие.
Предварительное приготовление веществ для мироварения начинается на Крестопоклонной седмице Великого поста. В среду совершается малое освящение воды и окропление всех приготовленных для мироварения веществ Часть приготовленного елея смешивается с виноградным вином и варится в котле. Мелко истолченные благовонные вещества заливаются сваренным елеем и настаиваются в течение двух недель. В среду шестой седмицы поста масло сливается в сулен (сосуды), а вещества заливаются вновь виноградным вином.
Торжественный чин мироварения совершается на Страстной седмице поста в малом Донском соборе в честь Донской иконы Божией Матери в Москве.
В Великий Понедельник Святейший Патриарх (или по Его благословению — митрополит) в Сослужении клириков полагает начало мироварению.

Схема чина мироварения

«Благословен Бог наш…»
«Царю Небесный…», Трисвятое по «Отче наш…»
«Господи, помилуй» (12 раз)
«Придите поклонимся…» (трижды)
Псалом 142-й
«Бог Господь…»
Тропари: «Благословен еси Христе Боже наш…» (дважды) и слава и ныне: «В рождестве девство сохранила еси…»
Псалом 50-й
Малое освящение воды
После освящения воды молитва ко Господу Иисусу Христу о помощи в совершении дела мироварения
Отпуст
Окропление святой водой приготовленных для мироварения веществ и котла, вливание в котел немного святой воды.
Благословение духовенству на вливание в котел масла и вина.
Патриаршее благословение десницей котла, возжигание трикирием огня под котлом и чтение Святого Евангелия.
Продолжение    непрерывного    чтения    Евангелия    духовенством    в течение трех дней.
В Великий Вторник в мироваренный котел добавляют виноградное вино и благовонные вещества.
В   Великую   Среду   —   виноградное   вино   и   елей,   сваренный   в четвертую седмицу Великого поста.
В присутствии архиерея в Среду заканчивается мироварение и после остывания священного мира по благословению архиерея в котел вливаются благовонные масла и все тщательно перемешивается.
(Чин мироварения. М., 1894).

9.Освящение приготовленного Мира

Из Малого Донского собора сосуды с новоприготовленным миром перевозятся клириками в патриарший собор и при пении тропаря «Благословен еси, Христе Боже наш…» поставляются по сторонам жертвенника. В то же время из Крестового храма Московской Патриархии в собор перевозится алавастр — сосуд, в котором хранится освященное Миро, хранимое в Церкви по преемству от апостолов с добавлением в него от каждого сосуда нового освящения — и поставляется на жертвеннике.
На Божественной Литургии в Великий Четверг во время великого входа сосуды с Миром переносятся к престолу. Их несут священнослужители северными дверями, предшествуя Честным Дарам. Алавастр принимает из рук первенствующего иерея Патриарх и поставляет его на престол. Остальные сосуды поставляются вокруг престола.
По возгласе Литургии «И да будут милости Великого Бога…» Патриарх освящает Миро.

Схема чина освящения Мира

Патриарх трижды благословляет каждый сосуд с миром, произнося: «Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь» Диакон: «Вонмем. Господу помолимся»Священнослужители в алтаре: «Господи, помилуй»
Молитва освящения, читаемая Предстоятелем
«Мир всем», Певцы: «И духови твоему»
Диакон: «Главы ваша Господеви приклоните»
Молитва, тайно читаемая Предстоятелем
Троекратное благословение Патриархом каждого сосуда с новоосвященным миром
Добавление в каждый сосуд из алавастра от древнего святого Мира и пополнение алавастра новоосвященным Миром

10. Богословский смысл Таинства и содержание молитвословий чина Миропомазания

В Таинстве Крещения человек молитвословиями и священнодействиями Святой Церкви изводится «из (духовной) тьмы в чудный…свет» (1 Петр. 2, 9) Христов. Господь восполняет через него число «людей, взятых в удел» (1 Петр. 2, 9) домостроительства спасения Сыном Божиим. Это «взятие», посвящение новокрещенного члена Церкви совершается в Таинстве низведения Святого Духа на крещаемого — Миропомазании.
Со времени Святой Пятидесятницы Божественный дар Святого Духа подается каждому вышедшему из купели Крещения. И все, к чему прикасается Дух Святой, получает печать бесценного сокровища, отблеск вечного света, отображение действия Божия. Уму человека Он сообщает дух премудрости, в сердце отверзает источник новой, святой жизни. С Его помощью познает человек дух смирения и дух силы, облекающий его «во всеоружие Божие» (Еф. 6, 11). Им он познает достоинство истинного последователя Христова (Флп. 4, 13), как друга Божия, которого любит Господь (Прем. 7, 27—28). Все это в совокупности являет собой дар Святого Духа, открывающий «закон Бога (Слова) в его сердце» (Пс. 36, 31). Этот дар не замедлит в дальнейшем обнаружиться в стремлении идти тесным путем самоотвержения, «распиная плоть со страстьми и похотьми» (Гал. 5, 24) и делами добра являя существо веры, как «осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Евр. 11, 1).
Таинство Миропомазания делает крестившегося обладателем духовной красоты, причастником «святости, и Света Невечерняго, и Божественной Жизни, и благоуханнейшего раздаяния даров Духа» (канон на повечерии Дня Святого Духа, песнь 6-я). «Дух Святый, — пишет священник Павел Флоренский, — есть высшая мера святоносного одеяния духовной личности, Красота и Источник Красоты, все Собою украшающий»103 .

Поэтому в Миропомазании новый член Церкви не только внутрь приемлет Духа,  но и вовне окружается Им, облачаясь с этого времени как бы в особую духовную одежду, как бы входя в «подвижное жилище», покрывающее, защищающее и охраняющее человека. Эта одежда знаменует особое его достоинство, будучи не чем иным, как «оболочкой славы», световым окружением существа, просвещенного Духом Святым.104
Преподобный Симеон Новый Богослов говорит, что Дух Святой связывает омертвелые добродетельные действия жилами духовной силы и соединяет любовью с Богом… и тогда делает и нас послушными «возводить взоры к благодати Духа, вдохновляющей свыше и наполняющей сердца верных, и самому персту Божию, ударяющему по струнам ума и возбуждающему нас говорить» как музыкальный инструмент.
Столь высокое дарование Духа святого, принимаемого в Миропомазании, обязывает христианина помнить слова апостола: «Разве вы не знаете, что вы храм Божий и Дух Божий живет в вас?» (1 Кор. 3, 16).
«Святое миро, — говорит святитель Кирилл Иерусалимский, — (по призывании Святого Духа) есть Дар Христа и Духа Святого, присутствием божества Его пребывающий действительным… И когда видимым образом тело помазуется, тогда Святым и Животворящим Духом душа освящается».

Помазание святым Миром новокрещенного

В Таинстве Миропомазания на новокрещенного человека нисходит Святой Дух. Он дается человеку как Дар Христа, дар Его жизни. «Дух, — говорит Христос, обещая Его приход, — от Моего возьмет и возвестит вам» (Ин. 16, 14—15).
Дар Духа Святого возвращает человеку утерянные еще в раю духовные дарования, призывает проникнуться ответственностью о мире и заботливым отношением к людям, пробуждает желание, чтобы в них были те же чувствования, какие и во Христе Иисусе» (Флп. 2, 5).
Полученный дар тогда станет созидательной силой новой жизни во Христе, когда она сочетается с послушанием воле Божией. И если Христос есть Помазанник, то и крещаемый получает помазание. Христос Сын, и крещаемый принимается как сын, которому Духом Святым дается участие в Жизни Небесной. О новом духовном самосознании человека, пробуждаемом в этот момент Таинства Духом Святым, молится священник: «…Сам  Владыко Всецарю благоутробне, даруй тому (новокрещенному) и печать дара Святаго и Всесильнаго, и Покланяемаго Твоего Духа…»
Печать — это отпечаток на человеке Того, Кто им владеет, Кто сохраняет и защищает его целостность. Печать одновременно и знак высокого достоинства человека, ибо во Христе он становится храмом Святого Духа.
Даруй ему, — молится иерей Богу, — Божественное освящение в животворящем помазании  … и сохрани его в Твоем освящении, утверди в православной вере, избави от лукавого» и всех действий  его так, чтобы он «во всяком деле и слове благоугождал Тебе и стал сыном и наследником Небесного Царствия». И помазует новокрещенного со словами: «Печать дара Духа Святаго. Аминь».
Святой Кирилл, архиепископ Иерусалимский, так говорит об этом помазании: «Вы помазаны на челе, чтобы «открытым лицом» взирать на славу Господню и преображаться «в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа» (2 Кор. 3, 18). Помазанием на ушесах вы получаете ухо для слышания Божественных Таин, о котором сказал пророк Исаия: «Он пробуждает ухо мое, чтобы я слышал…» (Ис. 50, 4). Помазание ноздрей вводит человека в единство с Божественным благоуханием мира, чтобы он мог со всеми верными сказать: «Мы — «Христово благоухание Богу в спасаемых» (2 Кор. 2, 15). И, наконец, помазание груди облекает участника Таинства «в броню праведности…», чтобы он «молился во всякое время Духом и старался о сем… со всяким постоянством» (Еф. 6, 14, 18).
Таким образом, подобно печати Таинство Святого Миропомазания утверждает новокрещенного как помазанника Божия и делает его «познаваемым от святых сил и архангел, и от всея Небесныя силы, и страшным противу всех лукавых и нечистых демонов» (молитва на освящение Мира).

Хождение вокруг купели и слушание чтения Священного Писания

Крестившиеся во Христа, во Христа облеклись — утверждает Церковь, обводя миропомазанного вокруг святой купели. Круг знаменует полноту, совершенство, вечность. Став подобным Христу — помазанником Святого Духа — христианин вступает в круг, знаменуя этим вечность своего союза со Христом.
Троекратное шествие вокруг купели заканчивается для нового члена Церкви слушанием чтения Священного Писания.
«Господь — Просвещение мое и Спаситель мой — кого убоюся? — вопрошает Церковь от лица крестившегося. —…Кого устрашуся?» И чтением Апостола (Рим. 6, 3—11) утверждает, что теснейшее единение со Христом достигается уподоблением Ему смертью для грехов в погружении в воду и совосстанием Ему в воскресении — жизнью для исполнения Его святой воли. Через помышление «быть живым Богу» отступает от человека всякий страх и утверждается желание быть верным Богу до конца.
В Евангелии (Мф. 28, 16—20) напоминается новому ученику Христову повеление Учителя и Господа: «Шедше научите вся языки, крестяще их во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, учаще их блюстився, елика заповедах вам. И се Аз с вами есмь во вся дни, до скончания века. Аминь».

Молитвы на измовение святого Мира

Некогда Крещение входило в состав пасхального богослужения, продолжавшегося целую седмицу и дававшего новому члену христианской общины опыт «праведности, и мира, и радости во Святом Духе (Рим. 14, 17). Дни Светлой седмицы Пасхи были временем прикосновения к духовной сущности Святой Церкви: участвуя в богослужении и слушая тайноводственные поучения, новокрещенные просвещались умом и серцем, сподоблялись вкушать Тело и Кровь Христовы и навыкали «видеть» тайну той жизни, которую «не видел глаз, не слышало ухо, но которую «Бог уготовал любящим Его» (1 Кор. 2, 9). Опыт пережитого в эти дни «таинственно и духовно закреплялся в обновленной Крещением природе человека, чтобы навсегда стать в нем действенным началом борьбы за победу «нового» содержания жизни над «старым» в нем самом, в мире и в окружающей жизни.
Церковь знает из Евангелия, что враг нашего спасения, даже поверженный победой Христа, не оставляет попыток прельстить, если возможно, и избранных» (Мф. 24, 24). И возвращаясь к делам повседневной жизни, новый член Церкви Христовой непременно ощутит это прельщение. И чтобы остаться ему свидетелем Христовым, провозвестником Царства Божия, новый христианин приходит в восьмой день в храм, где через омовение и молитву священника получает утверждение пребывать в державной крепости руки Божией.

В молитвах иерей испрашивает у Господа «божественную помощь, дабы сердце его всегда озарялось просвещением лица Божия, и да сохранит он неповрежденным щит веры, одежду нетления и духовную печать помазания» (1-я молитва).
«Владыко Господи, — продолжает иерей, — возложи на него руку Твою державную и сохрани его в силе Твоея благости, некрадомо обручение сохрани и сподоби его в жизнь вечную и в Твое благоугождение» (2-я молитва).
И еще просит иерей Господа: «Сохрани его подвижником непобедимым пребывати от всуе вражду носящих на него и на ны, и удостой его нетленного венца победителя».
Преклонение главы перед третьей молитвой показует в новокрещенном готовность подчиниться законам веры и жизни Христовой Церкви, вступить на путь «царственного священства» (1 Петр. 2, 9). После этого снималась с новокрещенного одежда белая и возлагалась одежда повседневная, располагающая к трудам и подвигу. Сам новокрещенный окроплялся чистой водой. Иерей, напитав губку водой, отирал места, помазанные святым Миром.

Молитва на пострижение волос

Молитва на пострижение волос — это торжественный гимн Премудрости Божией, создавшей человека — венец всего сотворенного. Человек — образ и подобие Божие, гармонично сочетающий в себе духовное и телесное начала. Крестообразное пострижение волос знаменует отсечение греховной воли в принявшем Таинство Крещения и его готовность быть в послушании всеблагой воле Божией, открытой Господом Святой Церкви. Церковь молитвенно благословляет новокрещенного человека, как самое прекрасное творение Божие, быть в мире носителем благодати Крещения и преуспеветь в духовной жизни.
«Владыко Господи Боже… — молитвенно просит иерей, — Ты образом Твоим почтил человека. Ты боголепно устроил его тело, чтобы оно могло служить словесной душе, а весь человек мог благодарить Тебя… Через пострижение волос главы благослови раба сего и его восприемников и даждь им всем поучаться в Законе Твоем и благоугодное Тебе совершать» (1-я молитва).
И еще просит иерей у Господа благословение, чтобы, возрастая, крещенный «достиг седин старости, воссылая Богу славу, и во все дни жизни своей видел духовными очами блага Иерусалима Небесного» (2-я молитва).
Святой Афанасий Великий говорит, что крестообразное пострижение волос младенца напоминает родителям и восприемникам о том, что «они отдают своих младенцев в послушание Богу на веки».107 А святой Симеон Солунский, говоря о том же, добавляет: «После помазания священник стрижет крестообразно волосы на главе крещаемого в знамение того, что главою своею он имеет Христа, и что должен он (крещенный мужского пола) молиться с непокровенной головой… и чтобы он отверг всякий лишний помысл».
Сугубой ектенией завершается богослужение Таинств Крещения и Миропомазания. После прошений о Великом господине и отце нашем Святейшем Патриархе, о братии, богохранимой стране, молитвенное внимание сосредотачивается на «здравии, спасении и оставлении грехов рабов Божиих восприемников» и на «новопросвещенном рабе Божием, имя рек, о еже сохранену ему быти в вере чистого исповедания, во всяком благочестии и исполнении заповедей Христовых, во вся дни живота его». И творится по обычаю отпуст.

Воцерковление

В основу обряда принесения младенца во храм полагается мысль об освящении младенца, «да свят Господеви наречется» (Лк. 2, 22—23), да устроится из него «дом духовный» и да «приносятся им духовные жертвы, … благоприятные Богу, Иисусом Христом» (1 Петр. 2, 5). Воцерковление, таким образом, свидетельствует, что младенец являет собой приношение Богу и поклоняется своему Создателю.
Доступ в храм Божий мы имеем через страдания за нас на Кресте Сына Божия. И новый член Церкви Христовой вводится в храм через образ креста, который начертывается младенцем при словах воцерковления. Ибо всякому человеку, принявшему Крещение, предстоит взять крест свой и следовать за Христом (Мк. 8, 34).
Внесение младенца в алтарь показывает, что естественных сил природы недостаточно для введения человека в духовную жизнь. Эти силы дарует Святая Церковь в Таинствах и в богослужении.
Положение младенца на солее перед Царскими вратами свидетельствует о его посвящении однажды и навсегда Господу, ибо «не для себя живет, но для умершего за нас и Воскресшего Христа Иисуса» (2 Кор. 5, 15).
Мать, принимая своего ребенка на солее, призвана уяснить себе, что с этого момента ребенок вручен ей Самим Господом, чтобы она проявила заботу о нем духовную. Как прежде она болезновала о нем телом, так теперь ей предстоят духовно-нравственные труды, чтобы «изобразился» в нем Христос (Гал. 4, 19).
Через все священнодействия чина воцерковления, говоря словами архиепископа. Херсонского Иннокентия, человек, как неотъемлемая часть, вводится в свое великое святое целое — Церковь, чтобы и ему соделаться храмом Бога Живого. Мать, принесшая его как плод природы, принимает его обратно как дар благодати.109
Таким образом, крещаемый человек, духовно рождаясь в Теле Христовом — Церкви, через чин воцерковления видимо сопричисляется к храму Божию — месту молитвы и благодатного общения с Богом в церковных Таинствах. Перед ним с этого момента открывается единство жизни в единении с Церковью через постоянное участие в богослужении, в молитвах и уставах церковной жизни и особенно в Таинстве святой Евхаристии. Без этого христианину грозит «трансплантация» — отторжение от церковного Тела из-за несовместимости духовных основ жизни. Потому воцерковление всегда заканчивается причащением Тела и Крови Христовых Как видимого знака «сочетания Христу» и Его святой Церкви.

Читать ещё: Богослужение Таинства Брака

google.com bobrdobr.ru del.icio.us technorati.com linkstore.ru news2.ru rumarkz.ru memori.ru moemesto.ru

Комментирование закрыто.