Помощники. МИХЕЕВА Нина Александровна

Родилась 5 января 1953 года в поселке Октябрьский Ардатовского района. Окончив восемь классов, в 1969 году поступила на художественно-графическое отделение Ичалковского педагогического училища. В 1973 году, получив диплом учителя рисования, черчения и математики, была направлена по распределению в Ардатовский район, а школу поселка Октябрьский, где сама когда-то училась. Отработав два года, вернулась в Кемлю, на родину мужа. С 1975 по 1978 год работала а районном Доме культуры художником народного театра, с 1978 по 2013 год – библиотекарем и старшим библиотекарем районной библиотеки. С 1 апреля 2013 года на пенсии. Замужем, двое детей, трое внуков. Проживает в Кемле.

Да, так вот интересно совпало, что постоянной прихожанкой (если можно так сказать) кемлянского храма Рождества Пресвятой Богородицы Нина Александровна Михеева стала задолго до того, как его вернули Церкви. С 1978 по 2001 год она трудилась в районной библиотеке, которая располагалась в здании бывшего и будущего храма. Она прекрасно помнит читальный зал в алтарной части и многочисленные стеллажи с книгами повсюду, может показать, где стоял стол старшего абонемента, за которым она сидела.

Как человек, не одно десятилетие проработавший с книгами и любящий литературу, Нина Александровна прекрасно владеет русским языком, и рассказ о ее пути к храму лучше будет привести ее словами.

IMG_5204

 

– Когда мы, работники библиотеки, в начале 2001 года узнали, что ее переводят в новый Дворец культуры, а здание отдают Церкви, мы, конечно, потихоньку возмущались, что нас с насиженного места, так сказать, выпихнули. Но делать нечего, в конце марта связали мы все книги, перевезли их, а помещение освободили. Потом, конечно, успокоились, обжились на новом месте и даже радоваться начали, что теперь церковь рядом, не надо в Ичалки идти, чтобы свечку поставить или обедню заказать. И батюшка приехал молодой, интересный, активно проповедовал православную веру.

Кто-то рассказал, что отец Иоанн наш, местный, ичалковский, до этого служил где-то в Темникове. Но чтобы вот так лично с ним побеседовать – не получалось. Потом у нас в детской библиотеке зародилась мысль – приобщить детишек к православной вере. Тогда стали разрешать проводить такие мероприятия и мы, наверное, были самыми первыми в республике, кто начал сотрудничать с храмом. Мы пригласили отца Иоанна к нам, чтобы он провел беседу с детьми, договорились о времени, пригласили ребятишек, всё подготовили. И, представляете, мы были сами поражены и удивлены, как всё прошло. Это был девятый выпускной класс средней школы, беседа шла три с лишним часа, и хоть бы один встал и вышел (а ведь они сразу после школьных занятий пришли, не обедамши), настолько интересно отец Иоанн обо всём рассказывал и отвечал на самые разные вопросы. Он сам это предложил: «Задавайе вопросы и я буду на них отвечать, так будет легче».

Он тогда рассказал, в какой одежде следует приходить в храм, с чего нужно начинать воцерковление, кто такой Иисус Христос, что такое православная вера. И вот, после той встречи я стала посещать наш храм, выстаивать службы.

Вера-то в нас жила – от мам, от бабушек. Я первый раз в храм вошла в десять лет, когда меня позвали быть крестной у двоих детей – мальчика и девочки. У нас в поселке церкви нет, потому что он образовался уже в 30-е годы, там у нас и украинцы, и белорусы, и татары, кого только нету. Поэтому мы ездили в Чувашию, в Мишуково или в Мирёнки. Уже потом, когда я была и комсомолкой, и секретарем комитета комсомола районного отдела культуры, я ходила в Ичалковскую церковь, когда меня приглашали быть крестной. У меня бабушка по материнской линии ходила по поминкам, и почему-то мне нравилось, как они там пели эти молитвы… Может быть и это сыграло свою роль.

Так вот, провели мы то мероприятие (потом были еще и другие), и батюшка говорит: «У нас литература есть в храме, можно у вас где-то в библиотеке местечко под нее организовать». Я говорю: «Я постараюсь, сделаю». Мы с заведующей договорились, освободили стеллажик, и с тех пор у нас появилась маленькая храмовая библиотека в Доме культуры. У нас там всё есть – Библии для детей и для взрослых, Псалтырь, сочинения Иоанна Кронштадтского и много чего еще. И, что характерно, эти книги люди берут и читают. Бывает, что нужные книги на руках (у нас их по три экземпляра) и тогда люди заказывают для себя толкование Евангелия, толкования Псалтыри.

И еще не могу не сказать про отца Иоанна. Когда я начала в храм ходить, я в вопросах веры и церковной жизни была даже не первоклассник, а дошкольник. Я не знала, что такое молитва, что такое Молитвослов, из молитв я только «Отче наш» знала. И вот батюшка стал мне всё объяснять, так ненавязчиво, исподволь, доходчиво. Он не нотации читает, а именно рассказывает, его приятно слушать, и на каждый вопрос он старается ответить, подсказать. Даже на самой первой встрече было видно, что он человек грамотный, знает, как нужно говорить с детьми и взрослыми.

Вот так постепенно шло мое воцерковление, я стала книги читать, хоть и не ежедневно, начала что-то понимать. Теперь, если что-то случается, я уже не сетую на кого-то, не считаю, что кто-то в этом виноват. Я понимаю, что виновата я сама, что слишком много времени зря прошло, что раньше надо было как-то ближе быть к Церкви, ближе к Богу. Может я и неправильно говорю, не знаю…. но я знаю, что Бог есть, что Он смотрит на нас. Я это по себе понимаю, по своим молитвам к Нему, по своим просьбам, когда к Нему обращаюсь.

Еще до знакомства с отцом Иоанном, когда дома пошли неурядицы, всё встало с ног на голову, мне пришлось обратиться к Богу. Я ведь даже не знала, как это делать, и сделала это по-своему: поставила икону, зажгла две свечки и стала молиться как умела, своими словами. С той поры, кажется, я и стала понимать, что есть над нами Тот, кто руководит нашей жизнью, в которой всё не так просто происходит, что есть промысел Божий, что всё только от Него, что именно Он за что-то нас наказывает, за что-то одаряет, хранит от чего-то, от каких-то соблазнов, потому что Он нас любит, радеет за нас.

Знаете, я даже дома себя не чувствую так свободно, как в храме. Бывает, что я утром прихожу в храм самой первой, а вечером ухожу после всех, и знакомые спрашивают: «И как ты не боишься одна в церкви оставаться?» А я не боюсь, меня здесь хранят, я чувствую себя здесь свободной, мне здесь хорошо, особенно когда я одна. Я зайду сюда, книги почитаю, к иконам подойду. Особенно около Николая Чудотворца могу постоять, помолиться, около Матронушки. Когда никого нет, я по-своему могу с ними поговорить… Здесь душу можно открыть, спокойствие какое-то здесь, благодать.

Я замечаю, что люди приходят сюда, когда им становится плохо. Тогда они идут в храм, заказывают молебны и сорокоусты, чтобы не только они сами Господа просили, но и батюшка за них молился. Я радуюсь за людей, что они начинаю понимать – такое возможно только в храме. И очень много идут теперь, просят, подают поминальные записки. Я же всё это вижу, всё записываю – кто за здравие, кто за упокой. Бывает что мы вчетвером, впятером не успеваем всех записывать, иногда даже помощников приглашаем.

IMG_5187

А сама я молюсь, чтобы у детей всё было нормально, у внуков. Прошу Господа, Богородицу и святых, чтобы они на путь истинный моих близких наставляли. Не скажу, что они у меня совсем неверующие, они могут и в храм прийти, свечки поставить, и кресты носят, и муж у меня приходил сюда, крестик сам покупал. Но всё равно, мало ходят, хочется, чтобы ходили на службы, чтобы молились больше, чтобы они к Богу пришли. Так же, как я вот пришла. А для себя я ничего не прошу.

* * *

«За этого человека надо молиться, – сокрушается отец Иоанн. – Бывает, к сожалению, так, что враги человека – домашние его. Она сама воцерковляется, а вот супруг против. И что ей делать? Бросить храм, чтобы сохранить мир в семье? Но ведь человек, который любит Бога, который познал Бога, который родился свыше, уже не может от всего этого отказаться. Она потрудилась здесь, полюбила храм и служение при нем, ей нравится в этой атмосфере. И сейчас она разрывается между храмом и домом. Вот как тут выход найти? Мне трудно ей что-то советовать. Я же не могу сказать – брось храм, ведь вы с мужем жизнь прожили, мир в семье тоже ведь немаловажен. Надо молиться, чтобы Господь умягчил сердца людей, восстающих на нас. Муж ведь сам не понимает, что это и для него благо. Как в Евангелии сказано: «Неверующий муж освящается женой верующей», и наоборот. Поэтому будем надеяться, что Господь умягчит его сердце и он перестанет ей препятствовать, а она, спасаясь, его спасет. Господь Всемогущий ведь любого человека может смирить ради пользы этого же человека. Будем надеяться на это.

Нина Александровна прекрасный, очень отзывчивый человек. Попросишь ее: надо вот то-то и то-то сделать, она сразу откликается. У меня не всегда есть время, чтобы людям какую-то книгу посоветовать, я говорю: «Подойдите к Нине Александровне, она вам что-нибудь подберет и объяснит – что и как». Это ведь очень важно, а она расскажет о книгах, предложит почитать что-то. В миссионерском плане она один из первых моих помощников».

google.com bobrdobr.ru del.icio.us technorati.com linkstore.ru news2.ru rumarkz.ru memori.ru moemesto.ru

Комментирование закрыто.